RusNext.ru
 

Вы здесь

Киевские политологи в шоке: молодежь эмигрирует, а пожилые приведут к власти украинского Додона

Киевские политологи в шоке: молодежь эмигрирует, а пожилые приведут  к власти украинского Додона  | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украинские политологи не исключают вариант, при котором через некоторое время в Киеве к власти придет политик, похожий по своим взглядам на лидера Молдавии Игоря Додона,  передает Страна.ua

Массовая миграция населения началась в Украине давно — еще в конце 90-х годов. Однако по-настоящему огромные масштабы она приняла в последние годы, после начала войны и экономического кризиса. Безвизовый режим с ЕС только придал этому процессу дополнительный импульс. Причем едут украинцы на работу не только в Европу, но и в Россию, и в Казахстан, и в Китай, и во многие другие страны мира.

По данным опроса социологической компании «Рейтинг», проведенного в сентябре 2017-го, почти каждый второй украинец (44%) ищет работу за границей, а 35% сказали, что имеют желание уехать из страны навсегда.

Наиболее сильны эмигрантские настроения среди молодежи, что быстро меняет демографический баланс в пользу старших поколений (чья доля и без того увеличивается из-за общего старения населения).

Уже сейчас доля людей в возрасте 60 лет и старше в общей численности населения у нас составляет 22%. А с учетом миграции она будет расти дальше.

Что, безусловно, скажется на итогах выборов.

По мнению директора социологической группы «Рейтинг» Алексея Антиповича, важная черта украинского народа — консерватизм. «Украинцы по своей натуре консерваторы. В большинстве своем мы хотим стабильности, а не перемен. Наибольшая ценность в Украине — это семья и дети», — комментирует социолог.


Однако украинский консерватизм четко разделяется на два вида — прямо противоположных и даже враждебных друг другу.

Для Западной Украины это нечто похожее на польский вариант: национализм, религия, нелюбовь к России и к СССР. Для юго-восточной — это ностальгия по советским временам (или даже по мирному 2013 году), стремление наладить отношения с Россией, как можно быстрее покончить с войной на Донбассе и навести порядок в стране (врагами которого здесь, в первую очередь, видят националистов).

В центральной Украине присутствуют и тот и другой варианты, иногда причудливо переплетаясь друг с другом.

Любопытно, что в 2014 году Петр Порошенко победил, став своим кандидатом для консерваторов из обоих лагерей. Запад за него голосовал как за патриота, одного из лидеров Майдана, а центр и, частично, юго-восток — как за наиболее умеренного (консервативного) из всех представителей новой власти.

Однако с тех пор Петр Порошенко свой флер умеренности, патриотизма и консерватизма успел растерять. На западе страны он воспринимается как недостаточно патриотичный политик, склонный заигрывать с «бывшими» и русскими, «барыга», «хозяин Липецкой фабрики», олигарх-коррупционер, регистрировавший офшоры во время Иловайского котла. Для юго-востока он, наоборот, человек, не способный навести порядок, преодолеть смуту и раскол в стране и только его углубляющий различными инициативами вроде декоммунизации, украинизации, возвеличивания командиров ОУН-УПА, и националистической риторикой. В центре же просто от него многие устали.

Таким образом свой шанс стать украинским Додоном или Кучмой-2 Порошенко потерял (да и вообщем-то не старался ими стать), а до украинского Качиньского или Орбана не дотянул (хотя и старался).

Что, с учетом этого, можно ожидать от избирательной гонки? Может ли победить в ней «украинский Додон» или же, наоборот, «украинский Качинський»? И есть ли при таких вводных хоть какие-то шансы у «новой силы» вроде Вакарчука, который строит свою кампанию на работе с проевропейски настроенными украинцами и молодежью, если последняя массово уезжает за границу?

Политолог Владимир Фесенко уверен, что поражение «украинского Додона» неминуемо и даже старение избирателя не поможет. «Предпосылки для этого — максимум 20% поддержки, которую еще нужно собрать на избирательных участках, и подавляющее большинство против него во втором туре», — считает Фесенко.

В то же время политолог Руслан Бортник говорит, что ситуация не столь однозначная.

«Прежде всего, стоит отметить, что за право-консервативный электорат огромная конкуренция, — отмечает политолог. — Тут и Порошенко, и Тимошенко, и Ляшко, и другие. С другой стороны, избиратели, ностальгирующие по временам домайданной Украины, сейчас деморализованы и не ходят на выборы.

Но если их удастся консолидировать вокруг одного кандидата и побудить прийти на участки, то исход выборов будет не таким предсказуемым. В том числе и за счет изменения демографического портрета избирателя из-за миграции».

Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что чем выше средний возраст избирателей, пришедших на выборы, тем больше роль телевидения, которому привыкло доверять старшее поколение. А в какую игру сыграют владельцы крупнейших телеканалов — большой вопрос.

При этом Бортник считает, что с учетом миграции и демографии шансы кандидатов либерального толка невелики. «К сожалению, либеральные идеи в Украине не прижились, в обедневшем обществе слишком тонка прослойка их сторонников. Более того, есть все признаки, что в стране происходит антилиберальная контрреволюция. Поэтому Вакарчуку — если он все-таки решит баллотироваться — или ему подобному кандидату придется либо менять акценты, либо смириться с тем, что победить он не сможет».

В целом наибольшие шансы будут у кандидата, который сумеет доказать, что он сможет править страной без перегибов в ту или иную сторону, наведет порядок, закончит войну, даст людям просто спокойную жизнь, полагает политолог Кость Бондаренко. «Украинцы устали от постоянного стресса и неопределенности. Опыт Майдана показал, что от революционных потрясений становится только хуже. Поэтому избирателей пугает любой радикализм и они будут голосовать за тех, кто, по и