RusNext.ru

Вы здесь

Человек вечный и человек пластилиновый

Человек вечный и человек пластилиновый | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Кто в молодости не был революционером — не имеет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — не имеет разума». Эту цитата, приписываемая то Уинстону Черчиллю, то Бернарду Шоу, то Франсуа Гизо, как нельзя лучше подходит, чтобы проиллюстрировать биографию русского общественного деятеля Льва Александровича Тихомирова, чей день рождения приходится на 31 января.

Активный народоволец, в молодости он бывал под судом и участвовал в печально знаменитом Липецком съезде 1879 года, принявшем решение об охоте на самодержца. После убийства Александра Второго, многие лидеры «Народной воли» скрываются за границей — среди них и Лев Тихомиров. Однако на чужбине мировоззрение радикального борца с царизмом круто меняется, и он заявляет, что в России революция невозможна и даже вредна. Тихомиров становится монархистом, получает помилование, возвращается на Родину и занимает видное место в кругу консервативных публицистов. Человек, видевший политическую картину с разных сторон, занявший охранительную позицию не потому, что его так учили, а буквально выстрадавший свои взгляды на тернистом жизненном пути, выделялся на поле сухой официальной печати глубиной своего мышления и яркостью образов.

В отличие от обскурантистов, не желавших ничего менять в жизни страны и тем самым толкавших Россию к социальному взрыву, Тихомиров подчёркивал, что настоящая консервативная политика связана с постоянным развитием, но не с разрушительным революционным, а с эволюционным, отвечающим на вызовы времени и укрепляющим государство. В качестве консультанта его пригласил выдающийся национально-консервативный реформатор А. П. Столыпин. Предложения Тихомирова были положены в основу нового рабочего законодательства, которое к 1913 году стало одним из лучших в мире, защищая права наёмных работников перед капиталистами. Кроме того, Лев Александрович выступил с идеей оригинального русского народного представительства, качественно отличающегося от европейского парламентаризма.

Главным трудами Л. А. Тихомирова считаются «Монархическая государственность» и «Религиозно-философские основы истории». В то время, когда гуманитарная мысль была сконцентрирована почти исключительно на материальных факторах развития общества, сводя всё движение вперёд к техническому прогрессу, Тихомиров обращает внимание на духовные поиски, на изменение нравственных идеалов и религиозных взглядов. Он убеждён, что не способы производства, а представления о добре и зле являются истинным маяком человечества.

С высоты прошедших лет мы можем выступить судьями в споре Тихомирова с современными ему теоретиками марксизма, например, с Каутским. Идеологи европейского и российского революционного движения были уверены, что человек является лишь продуктом общественных отношений, и что в рационально организованном социалистическом обществе религия неизбежно отомрёт. Тихомиров развивал мысль Тертуллиана о том, что душа по природе христианка, что религия является глубинной потребностью человека и духовная жизнь не может быть устранена никакой рациональной организацией бытия. Как мы знаем, даже полное изгнание религии из общественной жизни в СССР не лишило наших соотечественников потребности в вере, и завершилось бурным религиозным ренессансом конца ХХ века. Это полный провал марксистской теории и подтверждение правоты Тихомирова.

В своей философии Лев Тихомиров оспорил главный тезис материализма: бытиё определяет сознание. Он заявил, что такая формула упраздняет само существование человека — если это так, то человека как самостоятельного феномена не существует, человек всего лишь слепок общественных отношений. Тогда человеческое сознание, подобно пластилину, послушно принимает любые формы, диктуемые ему извне. По представлению Тихомирова человек, напротив, является самоценным явлением. В его душу и в его сознание заложены неизменные, вечные ценности, которые не подаются эрозии даже под очень сильным внешним давлением. Этими ценностями определяются идеалы, к которым стремятся люди, ради которых устраивают и изменяют своё бытиё.

Учёным начала ХХ века воззрения русского монархиста казались беспочвенной религиозной мистикой. Учёным начала XXI века беспочвенной мистикой кажутся воззрения учёных столетней давности. С тех пор, как начаты исследования генетической природы мышления, все рассуждения об определяющем сознание бытии сданы в утиль. Можно как угодно менять общественные условия, но изменить таким образом природные задатки невозможно. Такова новая философия материализма, полностью отменяющая старую.

Однако через сто лет и генетические объяснения человеческого сознания могут показаться примитивными и кургузыми. Потребность же человека в религиозном ощущении мира и в высоких идеалах остаётся неизменной. Без этого мы не поймём смысла истории и законов общественного развития. То, что мы редко глядим на прошлое и будущее человечества с этой точки зрения — огромный недостаток исторической науки и философии. Работы Л. А. Тихомирова частично заполняют это «белое пятно» гуманитарного познания и дают нам основу для новых поисков.