RusNext.ru

Вы здесь

Взрывоопасный ноябрь на Ближнем Востоке: план войны и иранская нефть

Взрывоопасный ноябрь на Ближнем Востоке: план войны и иранская нефть | Продолжение проекта «Русская Весна»

Главные геополитические противники Ирана ведут подготовку к вооружённому столкновению с этой страной, вероятность которого до конца текущего года оценивается как крайне высокая, пишет EADaily.

План совместных действий Соединённых Штатов, Королевства Саудовская Аравия (КСА) и Израиля при участии (на вспомогательных ролях) ряда других арабских стран Персидского залива близок к своему завершённому виду, и в последние недели он проходит доработку.

«Час Х» может выпасть на первую половину ноября, когда Иран столкнётся с критическими для него проблемами в экспорте своей нефти и пойдёт на материализацию ранее озвученных им предостережений в адрес США и их союзников в регионе. Об этом EADaily сообщил пожелавший остаться неназванным источник в Бейруте, близкий к команде премьер-министра Ливана Саада Харири. Последний, как известно, имеет тесные связи с саудовской королевской семьёй и находится в жёсткой оппозиции к ливанскому движению «Хизбалла», пользующегося всесторонней поддержкой Ирана.

«Наш собеседник не стал отрицать тот факт, что данная «утечка» может быть организована Эр-Риядом умышленно, прежде всего, чтобы донести до Тегерана всю серьёзность момента и ожидающих его последствий. Ведь не секрет, что любая просочившаяся в Бейрут чувствительная информация неизбежно попадает в поле зрения руководства «Хизбаллы» и затем становится предметом самого тщательного анализа со стороны иранских спецслужб. Тем не менее, основные посылы информационного вброса из Королевства органично укладываются в нынешюю логику развития ситуации вокруг Ирана. От него требуется «задний ход» в противостоянии с условным «ближневосточным триумвиратом (США — Израиль — КСА) сразу в нескольких точках пока опосредованной борьбы. Если Тегеран не отступит, узловые точки такой борьбы (Сирия, Ирак, Йемен, отчасти сам Ливан) трансформируются в сплошной фронт прямой военной конфронтации с эпицентром кризиса в зоне Персидского залива.

Напомним, президент Ирана Хасан Роухани, будучи с рабочим визитом в Европе, предупредил о том, что вся система поставок нефти из ближневосточного региона может оказаться под угрозой, если Соединённые Штаты продолжат добиваться от своих партнёров отказа от закупки иранской нефти. С таким заявлением Роухани выступил 2 июля во время встречи в Швейцарии с представителями местной иранской общины. Какие именно ответные меры может предпринять Тегеран в случае продолжения американской стороной курса на принуждение иностранных компаний к отказу от импорта иранской нефти, президент Исламской Республики не пояснил. Однако ранее официальные лица в ИРИ заявляли о возможном закрытии Ормузского пролива, через который проходит один из крупнейших мировых маршрутов торговли „чёрным золотом“.

После выхода из СВПД Соединённые Штаты предоставили своим партнёрам время для подготовки к расширению санкций против Ирана. Согласно разъяснениям американского Госдепартамента, часть антииранских санкций, а также „вторичных санкций“ против компаний и лиц, решивших продолжить торгово-экономические связи с ИРИ, вступают в силу по истечении 90-дневного периода после объявления 8 мая о выходе США из ядерной сделки. Этот период завершается 6 августа. Далее последует второй 180-дневный этап, который, помимо прочего, включает сферу закупок иранской нефти. Он завершится 4 ноября.

Иран является третьим по величине производителем нефти среди стран ОПЕК (после Саудовской Аравии и Ирака), экспортируя около 2 млн баррелей в день. Все последние годы на энергетический сектор Ирана, где ключевое значение продолжает отводиться обеспечению стабильного экспорта нефти, приходилось до 20% ВВП страны, свыше 80% валютных поступлений, а также более 50% её бюджетных доходов. Остановись нефтяной экспорт Ирана, большая часть которого проходит через Персидский залив и направляется крупнейшим азиатским заказчикам (Китай, Индия, Япония, Южная Корея, на их долю приходится около 55% всех поставок „чёрного золота“ ИРИ на внешний рынок), чего добиваются США, иранское правительство рискует столкнуться с фундаментальными внутренними проблемами.

Об уязвимости местной национальной валюты, низком уровне жизни и высоком уровне безработицы, других социально-экономических проблемах страны, углубление которых провоцируется расширением американских санкций и давлением США на их европейских и азиатских партнёров, мы уже не раз знакомили нашего читателя. План „ближневосточного триумвирата“ в отношении Ирана претендует на масимально широкий охват сфер сдерживания шиитский державы и нанесения ей неприемлемого экономического и военно-политического ущерба. Он включает широкий диапазон вопросов: от разгонки маховика внутреннего иранского протеста до массированного удара по ключевым объектам военной инфраструктуры страны.

В последнем случае, по данным источника в ливанской столице, особое внимание уделяется „выводу из строя“ системы противовоздушной и противоракетной обороны ИРИ, в составе которой боевое дежурство несут дивизионы российских зенитных ракетных комплексов С-­300. Подобная постановка задачи, помимо сугубо военных целей завоевания полного воздушного превосходства в зоне Залива, имеет и внешнеполитический аспект. Таким образом США и Израиль продемонстрируют тщетность надежд Ирана и других, тяготеющих к партнёрству с Россией, региональных сил на гарантированное прикрытие своей территории от воздушных атак противника.

Основная схватка в Заливе ожидается в морской акватории, где Иран продолжает делать ставку на свои быстроходные боевые плавательные средства, способные парализовать движение в Ормузском проливе. Однако воздушная компонента на потенциальном театре военных действий в Заливе остаётся значимой для 5-го оперативного флота ВМС США. Ключевой иранский порт в регионе, Бендер-Аббас, две южные прибрежные иранские провинции Хормозган и Бушер (здесь находится первая в Иране АЭС „Бушер“, построенная для Исламской Республики российской стороной), занимающий стратегическое положение остров Киш, планируется „накрыть“ плотным воздушным завесом, подавить всю тамошнюю систему ПВО. Отметим, что один из четырёх поставленных Ирану дивизионов С-300ПМУ2 „Фаворит“ несёт боевое дежурство у аэродрома совместного базирования „Бушер“ (6-я тактическая авиабаза ВВС Ирана, TAB6).

Позицию США по отношению к Ирану многие ведущие вашингтонские аналитики считают не просто жёсткой, а чрезмерно конфронтационной. Это проявилось после известной „программной речи“ американского госсекретаря Майка Помпео 21 мая, спустя две недели с объявленного президентом Дональдом Трампом выхода из ядерной сделки. Даже сторонники предельно твёрдого курса по сдерживанию Ирана в ближневосточном регионе из числа видных представителей экспертного сообщества США, ознакомившись с тезисами главы Госдепа, поставили в упрёк администрации Трампа избыточную бескомпромиссность.

Команда Трампа „требует всего, но ничего не получает“, с такой оценкой выступил, в частности, Энтони Кордесман из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. По его мнению, нынешняя администрация Белого дома полностью отказалась от подхода „шаг за шагом“ (step-by-step) в отношениях с Ираном, которого придерживался предшественник Трампа. Барак Обама стремился добиться от Тегерана лишь некоторых уступок на Ближнем Востоке и в поэтапном режиме, не связывая ядерную программу ИРИ с рядом других проблем „иранского досье“. После выступления Помпео стало очевидно, что Вашингтон повысил планку требований к Ирану до максимальных пределов, выставил ему соответствующий „счёт“ в регионе, включив в него сразу 12 требований.

Фактически это был ультиматум, выполнение которого, как отмечает Кордесман, сулит Тегерану обрушение его среды безопасности в регионе и отказ от проведения самостоятельной внешней политики. Предъявление заведомо невыполнимых требований в ультимативном тоне было сознательным выбором американской администрации. Это прямая дорога к войне, причём не факт что её удастся локализовать строго в пределах зоны Персидского залива, как на то надеются американские стратеги — составители указанного плана.

Иран не просто хотят лишить основного дохода к существованию, перекрыв его нефтяной экспорт. Исламскую Республику изолируют от и без того ограниченного круга её внешних партнёров, выбивая из-под их ног закупку стратегического сырья у традиционного поставщика и тем самым сеют семена раздора ИРИ с Китаем, Индией и другими азиатскими гигантами.

Страсти накаляются с каждым днём. Президент Трамп предостерёг иранского коллегу Хасана Роухани о „последствиях“ для Тегерана в случае, если тот продолжит угрожать американской стороне. Ранее иранский президент, в свою очередь, предостерёг Вашингтон о развязывании против Исламской Республики „враждебной политики“, которая может привести к началу „матери всех войн“.

„Никогда не угрожайте Соединённым Штатам, или вы столкнётесь с такими последствиями, с которыми никогда не сталкивались за всю вашу историю. Мы больше не страна, которая будет поддерживать ваши безумные слова, насилие и смерть. Будьте осторожны“, — написал хозяин Белого дома в воскресенье, 22 июля, в Twitter.

Позже в тот же день госсекретарь США Помпео назвал иранское руководство „мафией“ и пообещал поддержку „несчастным иранцам“ в борьбе с их правительством.

Жёсткие заявления из Вашингтона, полагают западные СМИ, были „спровоцированы“ словами президента Ирана Роухани, сказанными им во время встречи с дипломатическим корпусом страны. „Мистер Трамп, не играйте с хвостом льва, это заставит вас (потом) только пожалеть“, — сказал Роухани, передало иранское государственное информагенство IRNA. „Америке следует знать, что мир с Ираном является матерью всех миров, а война (с Ираном) будет матерью всех войн“, — добавил глава иранского правительства (посты президента и премьер-министра в ИРИ совмещены).

Наш собеседник отправной точкой запуска процесса непосредственных приготовлений к „локальной войне“ с Ираном в Заливе называет ожидаемые события в Йемене, одной из „горячих зон“ опосредованного противостояния между ИРИ и КСА. По трёхстороннему плану, такой точкой отсчёта должно стать падение йеменского порта Ходейда, третьего по величине города беднейшей арабской страны. Местные повстанцы-хуситы пока держат оборону Ходейды, но она, по всей видимости, обречена и в скором времени падёт под натиском ведомой Саудовской Аравией коалиции. После Ходейды саудовцы и их союзники в Заливе строят планы перейти к „завершающему этапу“ военной кампании в Йемене — наступление на столицу страны Сану.

Фактор прямой или косвенной, не суть важно, поддержки Ираном руководства шиитского движения „Ансар Алла“ (хуситы) уже сыграл далеко не последнюю роль в сближении Саудовской Аравии и Израиля на платформе общих интересов. Сотрудничество двух этих стран, между которыми нет официальных дипломатических отношений, в такой чувствительной сфере, как обмен разведданными, уже не представляет из себя особого секрета. По Йемену израильтяне и саудовцы взаимодействуют достаточно плотно, подтверждает и наш источник в Бейруте.

По его данным, цепь дальнейших событий на пути развёртывания „плана войны“ в Заливе выстраивается в следующую общую линию: взятие Ходейды — наступление на Сану — провоцирование массированного ракетного удара хуситов по Саудовской Аравии — „нефтяное блокирование“ Ирана. Два последних события должны совпасть по времени в первые числа ноября. Хуситы традиционно атакуют своими ракетами, часть которых вместе с их компонентами и технологиями производства, по данным саудовской и израильской разведок, йеменские мятежники получили из Ирана, территорию КСА в начале ноября. Удары приурочиваются к иранскому „политическому календарю“.

В этом году ноябрьские ракетные пуски по Эр-Рияду и другим саудовским городам ожидаются особенно активные, помимо прочего, с учётом надвигающегося на Иран нефтяного эмбарго. Casus belli лежит на поверхности, говорит ливанский источник, и он непременно будет использован „триумвиратом“ в свою пользу. США, КСА и Израиль сделают всё, чтобы вменить Ирану наведение хуситов на массированный ракетный удар по их общему злейшему врагу, после чего запуск военного сценария по трёхстороннему плану перейдёт в „техническую“ часть своего применения на практике.

Есть претендующая на достоверность информация, что после воинственной речи Помпео 21 мая, которая по факту стала точкой невозврата США и Ирана к двустороннему политическому урегулированию, наследный принц и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман в узком кругу „поклялся разобраться с Ираном“ до того, как он взойдёт на трон. Думается, этими слова саудовского наследника, если они на самом деле имели место быть, лучше всего прослеживается „нерв войны“, неминуемо надвигающейся на регион» — резюирует издание.