RusNext.ru
 

Вы здесь

Афанасий Брестский: пророчества святого «сепаратиста»

Афанасий Брестский: пророчества святого «сепаратиста» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Великие амбиции привели Польшу к великой катастрофе. Но до сих пор никто из гордых панов не задумался, что катастрофы можно было избежать, послушав скромного  иеромонаха  из города Брест. А его советы пригодились бы не только Варшаве четырёхвековой давности, но и современному Киеву. Едва на Украине вспыхнуло восстание Богдана Хмельницкого, польские власти немедленно арестовали игумена Брестского Свято-Симеонова монастыря. Вскоре за арестом последовал расстрел. Ещё несколько лет спустя казнённый подвижник  был прославлен в лике святых как преподобномученик Афанасий Брестский (его поминает Церковь 2 августа).


Говоря принятым в современном Киеве политическим языком, и Богдан Хмельницкий, и Афанасий Брестский были типичными русскими «ватниками», «колорадами», «сепаратистами». Они всеми силами противостояли евроинтеграции Западной Руси и не хотели жить в государстве с господством западных ценностей.

 

Правда, слово «сепаратизм», как применительно к ситуации семнадцатого века, так и к ситуации сегодняшней, по сути своей ложно. Ведь и тогда, и сейчас борьба шла совсем не за отделение или обособление, а за объединение. За право великого русского народа сохранять своё единство, свой язык, свою культуру, свою веру. За право русских оставаться русскими на земле своих предков. А по самому большому счёту — за право на жизнь Русской цивилизации.

 

Если сегодня тараном против Русского мира Запад выдвинул захваченную националистами Украину, то четыреста лет назад таким тараном, куда более мощным, чем сейчас, выступала Речь Посполита. Поляки верили, что выполняют великую миссию — добить православную «схизму» и привести «отпавшую» Русь к подножию римского престола.

С московской частью Руси не заладилось — Минин и Пожарский быстро внесли коррективы в грандиозные планы польских крестоносцев. Тогда побитая шляхта решила сосредоточиться на обращении минско-киевской части нашего народа. Эта миссия выглядела более доступной, - в отличие от нижегородских и рязанских ополченцев, большинству минчан и киевлян взять оружие было неоткуда, арсеналы и литейные мастерские в Речи Посполитой находились под контролем иноверцев.


Тактика западной агрессии на Православную Русь остаётся неизменной в веках. Как сегодня забывшие своих русских предков манкурты осаждают православные храмы Украины, пытаясь отнять их у канонической церкви и отдать раскольникам, так четыреста лет назад храмы тех же самых городов и сёл отнимали у православных и отдавали униатам. Как сегодня на Украине фактически запрещено создавать прорусские партии и выдвигать от них депутатов в Раду, так четыреста лет назад было запрещено выдвигать депутатов в Сейм от православных. Как сегодня громят бизнес заподозренных в «сепаратизме», так четыреста лет назад отнимали имущество землевладельцев, сохранявших веру предков. Тех, кто хочет более красочных подробностей религиозных репрессий, обрушившихся на Украину и Беларусь в начале семнадцатого века, адресую к гоголевской повести «Тарас Бульба».


Афанасию Брестскому пришлось стать воином, защищающим Православие. Как монах, он никогда не брал в руки оружия, но его слова в Варшаве боялись больше, чем казачьих армий. Брестский игумен трижды пытался выступить перед Сеймом и обратиться к королю, доказывая необходимость прекратить гонения. Во второй раз его обращение завершилось арестом, в третий раз — арестом и пытками. Последним этапом на трагическом пути мученика стали новый арест и казнь.

Святой  Афанасий и его единомышленники сорвали замысел папства обратить «схизматиков» через унию с Римом. Как всегда, западным культуртрегерам подкупом и красочными обещаниями удалось склонить на свою сторону часть национальной верхушки — на унию согласилось большинство епископов Западной Руси. Но монахи и православные братства на сделку с Римом не пошли. Тогда против Православия была развязана перманентная война.
Эта попытка заглотить и переварить часть Руси завершилась полным провалом. Великие амбиции привели Польшу к великой катастрофе. Но, по моему, до сих пор никто из гордых панов не задумался, что катастрофы можно было избежать, послушав скромного игумена из города Брест. Ведь то, что говорил Афанасий, вовсе не было «злобной полонофобией» и «распространением ереси», как казалось раздражённой шляхте.

Как и положено настоящему подвижнику, Афанасий Брестский пёкся не об интересах одной стороны, а проповедовал высшую справедливость для всех. Только прислушавшись к этой истине, можно было спасти Польшу от гибели в огне собственной гордыни.


Во-первых, Афанасий требовал равных прав для католиков и православных. Только так можно было уберечь от распада страну, населённую людьми двух разных культур.

Во-вторых, Афанасий настаивал, что справедливое решение религиозных споров может принять только король, а не Сейм. Действительно, самовластный парламент в многоконфессиональной стране становится дополнительным орудием раскола, — его партии начинают формироваться по религиозному признаку, политическая борьба перерастает в непрерывную этническую войну.

В-третьих, Афанасий призывал к миру и добрым отношениям с Россией. Только мир и союз с Россией мог обеспечить внутреннее единство Польши — любая война с православным соседом автоматически превращала православное население Речи Посполитой в «пятую колонну». Но для мирного сосуществования Варшавы и Москвы необходимо было отказаться от комплекса западного превосходства, от идеи «перевоспитания русских схизматиков» по обе стороны границы.

Сейчас, задним числом, очевидно, что советы брестского игумена не были враждебны по отношению к Польше, полякам или костёлу. Они могли казаться враждебными только с позиции безграничной гордыни, с позиции людей, уверенных в скорой победе «прогрессивного» Запада над «заблуждающимся» Востоком. Эта безмерная гордыня дорого обошлась и полякам, и русским. Не послушав пророческие слова, казнив святого и множество других, подобных ему, мучеников за Веру, польская шляхта подписала приговор собственной стране.

Кстати, пророчества святых не стареют. Советы Афанасия Брестского пригодились бы и современной Украине.

Нынешняя Украина находится в том же положении, что Речь Посполита четырёхвековой давности. Даже в ещё более невыгодном. Снова в авангарде «натиска на восток» оказалась страна со сложным этнокультурным составом, раздираемая внутренними противоречиями, погружённая в хаос панской демократии. То, что миссия этой страны обречена на провал, причём в гораздо более сжатые сроки, чем миссия Речи Посполитой, — слишком очевидно, чтобы об этом спорить.

Проект «Украина» может выжить только  при соблюдении трёх условий Афанасия Брестского.

Во-первых — равные права как «западнической», так и «восточной» ориентации. Никаких захватов храмов, никаких сносов памятников, никакой «войны воспоминаний», полное и официальное равенство языков — от детского сада до державного телевидения.

Во-вторых — такая страна не сможет существовать без сильного лидера. Заявления о том, что «у нас не будет царя, как Путин у москалей» — свидетельство абсолютной политической слепоты. Парламентская грызня подточит Украину, как подточила Речь Посполиту.

В-третьих, обязательное условие для жизни страны, оказавшейся на пограничье Русской и Западной цивилизаций, — мир и союз с Россией. Любое раздувание русофобии для такой страны саморазрушительно, это раскол собственного общества.

Как видим, Белоруссия эти условия соблюдает — и находится в несравненно более выгодном положении, чем Украина. Хотя не имеет ни жирных чернозёмов, ни морских портов, ни «Южмаша», ни криворожской руды. Пока Белоруссия верна заветам Афанасия Брестского, можно быть спокойным за её будущее.

Украинская власть эти условия не соблюдает, хуже того — готова объявлять «врагами народа» тех, кто на этих условиях настаивает. Потому нетрудно предсказать её будущую историю. Это будет повторение истории Речи Посполитой, старая хроника, только прокрученная в ускоренном темпе. И если в головах киевских лидеров не случится поворота на восток, то формула «Украина от Сана до Дона» очень скоро станет таким же анахронизмом, как «Польша от моря до моря».

Материал подготовлен в рамках Византийского проекта.