RusNext.ru
 

Вы здесь

Кольцо всевластия

Кольцо всевластия | Продолжение проекта «Русская Весна»

Визит саудовского короля Сальмана в Москву увенчался соглашением о намерении приобрести С-400, русскую легендарную систему ПВО. Если учесть, что только недавно Турция заказала эту систему, а Иран располагает её предыдущей моделью С-300, можно сказать, что Ближний Восток выбрал русскую систему ПВО.

Комплексы ПВО не калашников, они требуют постоянной подпитки элементами, обучением операторов, связью с поставщиком. В этом есть большой дипломатический смысл. Поставки систем ПВО утверждают российское влияние в регионе, которое началось с судьбоносного решения помочь президенту Сирии Башару Асаду в его борьбе с террористами.

В некотором смысле можно сказать (с оговорками), что сейчас начинает осуществляться вековая мечта России выйти из закрытого водоёма Чёрного моря и вырваться на средиземноморские просторы. Царская Россия вела войны за проливы, а Россия путинская проливы обошла и обосновалась в Сирии.

Если поначалу Саудовская Аравия была скорее противником и противодействовала России в регионе, то сейчас можно сказать, что она выходит из конфронтации и переходит к сотрудничеству. Любители саги Толкина вспомнят кольца, которые были даны подвластным королям. Русская система ПВО — это и есть кольца власти, которые соединяют правителей Ближнего Востока друг с другом и связывают их с Москвой.

Некоторые военные обозреватели сомневаются в оправданности такого шага, мол, саудовцы разберут русские комплексы ПВО по винтикам, изучат их слабые места и научатся обходить систему, а затем и их «агентам» — исламистам в Сирии — русские комплексы ПВО станут нипочём.

Но система ПВО очень сложная. Разобрать комплексы можно, а вот обратно сложить? С этой проблемой сталкивался ещё лесковский Левша, у которого, как вы помните, блоха прыгать перестала. И в советские годы, когда многие занимались reverse engineering (обратной разработкой), результаты были сомнительными — в лучшем случае. Производители давно научились снабжать свои опасные продукты средствами защиты от нелицензионного использования. Известно, что встроенная система friend-foe (распознания друга от врага), не позволяет использовать американские системы против американских самолётов и ракет.

Хотя у нас нет никаких тому подтверждений, стоит предположить, что и русские умельцы знакомы с такими средствами предосторожности. Даже iPhone воссоздать, разобравши, — тяжёлый труд, что же говорить о системах противоракетной обороны, которые куда как более сложны!

Русские системы ПВО в странах Ближнего Востока — это защита от американских самолётов и ракет. А большинство авианалётов и ракетных ударов в регионе производятся именно американской военной техникой в руках союзников США. Так что есть смысл в таком приобретении.

Америка быстро отреагировала на весть о приобретении С-400 и сообщила, что саудовцы договорились купить и американскую систему ПВО THAAD на сумму, в пять раз превышающую траты на русскую систему.

Ну что же, американская система защитит от русской техники, а русская — от американской. Если есть деньги на всё это, то в чём же проблема? Конечно, забавно, что американская реакция пришла так быстро и в тоне уязвлённой ревности. Для них Саудовская Аравия — постоянный покупатель, который только что обязался купить на $100 млрд продукции американской оборонки. Такого клиента терять не хочется.

Россия не думает, что Саудовская Аравия собирается переметнуться на сторону Москвы в мировом пасьянсе и подать просьбу о вступлении в Таможенный союз. И со своей стороны Эр-Рияд не думает, что Россия забудет о своих стратегических интересах и разменяет их на мелкий профит от продажи оружия. Бывали такие времена (о них горько вспоминать), но, слава богу, они давно миновали.

Сейчас Россия выстраивает многополярный мир, в котором у неё много интересов, много партнёров на разных направлениях, и от партнеров не требуется полной покорности воле Москвы — только отказа от жёсткой конфронтационности.

Я помню слова президента Путина, сказанные им израильскому премьеру Нетаньяху, когда тот описывал перспективы русско-израильского союзничества. Путин ясно ответил, что Россия не ожидает и не требует от Израиля разрыва с Америкой и перехода на сторону Москвы. Россия понимает, что этого не будет. Но это не должно мешать дружеским отношениям и поискам взаимопонимания там, где это возможно.

Таков (примерно) и подход России к Саудовской Аравии. Россия не откажется от боевого союзничества с Ираном и «Хезболлой» в Сирии, а Саудовская Аравия не прекратит поддержку подконтрольных ей групп и закупки американского оружия. Но там, где это возможно, стороны будут искать и находить общие точки и арены деятельности.

Положение саудитов непростое — на них идёт серьёзное давление в США. После обнародования ранее засекреченных 28 страниц отчёта комиссии по 9/11 в США участились обращения в суд, требующие обязать Саудовскую Аравию заплатить по многомиллиардным искам, связанным с этим терактом. Одновременно в ООН идёт кампания против Саудовской Аравии, связанная с войной в Йемене.

Финансовое положение королевства стало очень уязвимым. Вырос дефицит бюджета, растёт количество недовольных принцев, не говоря уже о простых гражданах. Войны в Сирии и Йемене оказались очень дорогими. Попытка подмять Катар, пользуясь зелёным светом из Белого дома, не удалась. Оказалось, что слов Трампа недостаточно для того, чтобы весь Ближний Восток затанцевал под их дудку. Поэтому понятно, что саудовское руководство решило расширять контакт взаимодействия с Москвой.

Такова же примерно и политика главного союзника Саудовской Аравии в регионе — Израиля. Там тоже пришло осознание, что Россия стала соседом, что её пребывание в Сирии продлится многие годы и с этим нужно считаться. Россия не даст Израилю того, что он хочет, — разрыв с Ираном и «Хезболлой» не в интересах России, но и не станет нарушать некоторые основные требования Израиля к складывающейся конфигурации сил. Россия заботится об интересах Израиля, но её понимание этих интересов не тождественно пониманию израильского руководства.

Таким манером, понемногу на наших глазах складывается новая карта Ближнего Востока, с Россией в качестве одного из центров силы.