RusNext.ru
 

Вы здесь

Блики дружественного огня, или Война на два фронта

Блики дружественного огня, или Война на два фронта | Продолжение проекта «Русская Весна»

Снайперы «Айдара» (националистический батальон, на данный момент полк, состоящий из представителей запрещенного на территории РФ «Правого сектора») нащелкали из своих фирменных винтовок около десяти (по версии Киева) пехотинцев ВСУ. Резведданные ДНР говорят о том, что жертвами украинских националистов стали как минимум семнадцать соратников из регулярной армии. Обнаружилась якобы переписка украинской журналистки и высокопоставленного командира так называемой АТО. История взорвала сеть.

Я лишь пунктирно обозначил сюжет драмы.

По факту не имеет значения ни точное количество потерь ВСУ (стопроцентной правды вам ни одна из воюющих сторон не скажет, это военная норма, с которой просто нужно смириться, она действительна на всех континентах и во всех армиях мира, так что всегда ориентируйтесь на середину), не играет роли калибр винтовок, из которых велся огонь (какая разница — австрийские они или американские?), и уж тем более лично меня мало волнует подлинность переписки в Viber, кем-то слитая в информационные стоки.

Важно другое.

Война не на один, а на два фронта для украинской стороны в конфликте на Юго-Востоке изначально была нормой. Ее фундаментальные (ключевая и корневая нагрузка именно на слово «ментальные») основы были заложены самим Майданом образца 2014-го.

Нацбаты и ВСУ в свободное от войны с донбасскими «сепарами» время откровенно мочат друг друга на протяжении последних трех лет. Так сильно российскую аудиторию данный факт зацепил конкретно сейчас из-за определенных особенностей, а именно снайперской составляющей.

Есть в выстреле снайпера что-то личное, а когда речь идет о таком количестве «двухсотых» (груз 200 — мертвые тела. — Прим. ред.), прямо тянет на лирику.

Хотя никакой лирики может и не быть. От одних, например, артиллерийских перестрелок между «братьями по оружию» в обоих лагерях АТО — армейском и националистическом — потерь несравнимо больше, чем от этой циничной охоты с винтовкой в духе молодежной компьютерной игрушки Warface. Просто гибель от артиллерийского снаряда выглядит куда менее романтично, чем смерть от снайперской пули.

Но перейдем к делу. Я вам назову пять причин, по которым эти парни по отношению к друг другу являются порой более естественными врагами, чем к бойцам Донецкой и Луганской республик и почему конфликт между ними развивается по нарастающей.

Итак, причина первая — историческая.

Как я уже говорил, истоки нужно искать на самом Майдане. По сути, реальные силовики, которые составляют костяк прокиевских сил, и националисты, сформировавшие батальоны «Айдар», «Азов», «Днепр» и прочий «Правый Сектор» (запрещены в РФ), еще три года назад находились по разные стороны баррикад.

Под силовиками я подразумеваю внутренние войска (МВД) и регулярную армию Украины (до реального применения последней на Майдане не дошло, но все были морально готовы). Так или иначе, эти люди всю жизнь были государственниками, и они по своей природе чувствуют отторжение буквально на генетическом уровне к различным маргинальным группам, которыми в свое время были украинские националисты с их УНА УНСО (запрещена в РФ), «Трезубом Степана Бандеры» (запрещена в РФ) и «Спильна Справа».

Ну, представьте, силовики разгоняют и щемят всю эту националистическую братию по приказу да пускай того же Януковича, испытывают по отношению к ней омерзение, легкое чувство брезгливости, а главное — есть четкое понимание того, кто власть, а кто бандеровское отребье. И тут это самое отребье побеждает, берет власть в свои руки и уже само ставит на колени некогда щемивших их силовиков.

Ясное дело, внутри закоренелых офицеров (да, именно что советской выправки) остается неизгладимый осадок, который частенько дает о себе знать на фронте. Отсюда трескучее электрическое напряжение, регулярно перерастающее в междоусобную бойню.

Причина вторая — классовая.

Знаете, я побывал на определенном количестве войн и на каждой из них встречал как абсолютных героев, так и омерзительных людей, охваченных страстями: жаждой пустой крови, алчностью и завистью. Война развращает огромное количество человеческих особей, нетронутыми кровожадным безумием остаются лишь самые достойные. Как правило, разум сохраняют защитники и гораздо реже завоеватели.

На войне играет огромную роль то, насколько модно ты выглядишь и насколько круто ты экипирован, какой фирмы у тебя берцы и сколько стоила твоя «горка». Вот поверьте, вам любой вояка скажет: все обращают на это внимание, всех это волнует. Чисто мужские штучки, женщинам не понять.

Так вот, положение ВСУ и националистических батальонов несравнимы. «Правосеков» и других добровольных «атошников» крепко «греют» различного рода бизнесмены, благодаря хорошо поставленным PR-кампаниям нацики собирают помощь в Интернете. Это позволяет им ходить по фронтовой линии выряженными индюками, они выглядят взорванными, как сказали бы в Абхазии (горцы этим словом обозначают привилегированных и богатых сограждан).

А главное, финансовые потоки в территориальные батальоны поступают адресно и часто прозрачно, пространство для коррупции минимально. Чего, естественно, не скажешь об армии, денег на которую всегда нет (блин, не поленитесь, найдите на Youtube ролик, где солдаты ВСУ обращаются к Порошенко с просьбой купить им зимнюю резину вместо лысой летней — незабываемый угар).

На армию денег не только не хватает, их еще «подпиливают» то тут, то там, в результате до фронта доходят копейки. Так что прибавьте к расовой ненависти классовую и уже получите гремучую смесь, из-за которой можно идти и убивать.

Причина третья — бюрократическая.

Националисты по факту не подчиняются никому, ну разве что духу Гитлера или какому-нибудь другому древнеукраинскому языческом богу. Хотят — стреляют, хотят — кофе пьют (или не только кофе), хотят — соблюдают минские соглашения, хотят — «забивают» на них.

Так что к расовому и классовому прибавляется еще и мистический аспект — аспект вседозволенности (ну что взять с «добровольца»?), который вступает в яростный конфликт с типично армейской скованностью в движениях. За каждый выстрел отчитываться, за каждый промах — на ковер, за любой «не устав» — на гауптвахту.

Причина четвертая — подстава (вытекает из третьей).

Вседозволенность нацбатов, отсутствие там дисциплины порождают целую цепочку фронтовых неурядиц, крайними в которых всегда остаются ВСУ. Потому что им, официальной военной силе конфликта, приходится выгребать за всех и в политическом смысле, и в самом прикладном, угрожающем жизни.

Ну вот националисты нарушили перемирие (среди них куча приезжих, кстати, из различного рода стран Восточной Европы, Грузии, Польши) — погибли, например, в Донецке гражданские (такое случается, к сожалению, часто), а Басурин потом на брифинге зачитывает фамилии виновных артиллеристов как раз из тех расчетов ВСУ, что были в тот день на передовой. И неважно, что стреляли не они, важно, что списки бойцов регулярной армии достать легче, чем гроссбух «Айдара».

А СК России, между прочим, потом по этим фактам уголовные дела заводит, да и родственники погибших все мотают на ус, в общем, опасения о том, что все это может всплыть и вернуться, на мозжечке-то нет-нет да крутятся. А «правосеки» что? А они взяли да уехали на свою львивщину с Польшой, да поминай как звали.

Выгреб информационно — выгребай физически. За каждой фронтовой провокацией легко может последовать справедливая «ответочка». И никого не волнует, что стреляли одни, а на картах разведки ДНР отмечены места расположения штабов других. Была бы цель, снаряд найдется.

В общем, уже всего выше перечисленного достаточно для того, чтобы ВСУ под шумок одну-другую мину отослали вместо сепаратистского блиндажа в айдаровский окоп. Ну, а те возьми да узнай, откуда мина летит, и отправь снайперов на охоту. Вполне себе прогнозируемый сценарий, почти без интриги.

Причина пятая — конспирологическая.

Однажды после одного неугомонного ток-шоу мы разговорились в кулуарах с полковником ФСБ в отставке. Хороший мужик, компетентный. Он рассказал вкратце, как в 2000-х спецслужбам удалось победить в России наследие 90-х, а именно сотни ОПГ, терроризировавших страну на протяжении десяти лет.

Схема выглядела так.

Конфликты интересов у группировок возникали регулярно, но там, где можно было «добазариться», неожиданно в одной из бригад коварно погибал какой-нибудь видный деятель. Товарищи покойного, естественно, думали на конкурентов, с которыми закусились по бизнесу, и начинали мстить. Ну и тут срабатывал эффект карточного домика или домино — одно за другое. Только вот под большим вопросом: конкуренты ли совершили первое убийство, ставшее непримиримым яблоком раздора, или «случайный прохожий»?

Недаром ведь мудрый шансонье завывал: «Братва, не стреляйте друг друга!»

В общем, такое чувство, что у выходцев из советских спецслужб хорошие ученики. Ну это все так, в порядке анекдота. А если серьезно: на Украине не одна гражданская война идет, а как минимум две. Конца и края не видно обеим.