RusNext.ru

Вы здесь

С бесом хлеб-соль водит, в церковь Божию не ходит

С бесом хлеб-соль водит, в церковь Божию не ходит | Продолжение проекта «Русская Весна»

То, что как открытие ОИ-2018 в Пхенчхане, так и последующие соревнования вызывают у большинства российской публики довольно умеренный интерес, есть дело предсказуемое. Удивляться тут нечему, а осуждать не за что.

Зрелище того, как соотечественников — как бы к ним ни относиться — проводят в триумфальной процессии под ярмом, а именно это было устроено МОК и лично т. Бахом, не всякого способно привлечь. Могут быть самые разные объяснения того, почему под ярмом надо было пройти, но смотреть на это все равно не хочется.

То же и с состязаниями.

После того, как усилиями МОК и опять же т. Баха, команда спортсменов из России была обезглавлена — за редким исключением она была представлена лишь атлетами второго-третьего ряда, а премьеров предусмотрительно исключили из числа допущенных, — наблюдать избиение младенцев не очень интересно, да и не очень приятно.

Норвежские инвалиды-астматики расчистили себе поле, избавившись от конкурентов — ладно. Но почему мы должны на это смотреть? Займемся чем-нибудь другим, более насущным и более интересным. Можно поработать, можно на природе погулять, можно блинов поесть и водки выпить, а наблюдать триумф МОК — зачем?

Это всегдашняя проблема того ангела, которого на образах рисуют с рожками и хвостиком. Он довольно силен и довольно хитер, многие ему служат, ибо сила солому ломит, но любить его не любит никто, что причиняет ему страдания, притом ничем не исцелимые.
С МОК и ВАДА получается примерно на этой же линии: подчинение превосходящей силе — это одно, а ликование по поводу светлого спортивного праздника — это несколько другое. Первого МОК добился, второго — ну, извините. «Что же вы молчите? Кричите: да здравствуют Родченков и Макларен! — Народ безмолвствует».

Но поскольку такое безмолвие (хотя бы и при покорности) — это как-то и обидно, и нелояльно, преданные паладины светлой западной бюрократии поспешили указать на откровенный саботаж всечеловеческого праздника.

Зам. главного редактора «Эха Москвы» В. В. Варфоломеев отметил: «К тому, что официальные СМИ „не замечают“ митингов оппозиции, мы уже почти привыкли, но сегодня была взята новая высота. Основные российские информагентства в 14 часов НЕ сообщили о старте церемонии открытия Олимпиады. Мимоходом они впервые упомянули об этом лишь через 35 минут». Не замолчали, но всего лишь на полчаса опоздали — это такой харам, что и говорить страшно.

Зам. главного редактора мог бы к тому присовокупить, что и в социальных сетях старт церемонии, равно как и вся церемония освещались и комментировались весьма вяло.

Положим, Варфоломеев известен своими чудачествами, но в данном случае он выразил общую и давнюю тенденцию прогрессивной общественности, когда-то, хотя и по другому поводу, сформулированную гимнотворцем С. В. Михалковым — «А слушать будешь стоя».

В 1997 г. «духовный образ России» Е. А. Киселев в передаче НТВ итоги много и проникновенно говорил о гибели принцессы Дианы, критикуя коллег из других СМИ за то, что они не то, чтобы вовсе замолчали это прискорбное событие, но не уделили ему должного внимания — как новости № 1. Что, в самом деле, могло более волновать граждан России в конце лета 1997 г., чем гибель великобританской принцессы в автокатастрофе?

В 2005 г. птенцы того же гнезда обрушились на теленачальника К. Л. Эрнста, который — нет, не замолчал смерть папы Иоанна-Павла II, но не организовал, переломав всю сетку вещания, многочасовую прямую трансляцию папских похорон на Первом канале.

7 июля 2009 г. большие СМИ поступили еще хуже, проманкировав прямой трансляцией речи Б. Обамы, произнесенной в ВШЭ. При том, что предшествующие речи Обамы в Берлине и в Каире вызвали совершенный фурор — «Кричали женщины: Ура! и в воздух чепчики бросали». О чем была историческая московская (а равно берлинская и каирская) речь Обамы, уже через полгода никто не мог вспомнить, но летом 2009 г. это было низкое замалчивание.

Наконец, уже совсем на днях Е. М. Альбац в рамках концепции «Два мира — два Шапиро» указала, что российская общественность обсуждает разоблаченное киберактивистом А. А. Навальным неслыханное блудодеяние, устроенное капиталистом О. В. Дерипаской, тогда как весь советский народ, все прогрессивное человечество смотрит, как «Частная компания американца Илона Маска запускает в космос тяжелую ракету и две разгонные боковые ракеты впервые опускаются обратно на землю по заданным параметрам, а красная „Тесла“ с манекеном на борту уносится к центру Вселенной».

Общее у всех этих упреков одно — уклонение от показа и лицезрения предмета, занимающего в данный момент все человечество (реально — «золотой миллиард», но, впрочем, это ведь одно и то же). Каковой отказ есть проявление крайнего отщепенства, ибо каждый правильный человек должен смотреть и переживать великое событие в режиме реального времени.
Такое уличение понятно. В традиционном обществе все обстояло именно так. Гретхен спрашивает Фауста:

«Скажи ты мне прямей:

Как дело обстоит с религией твоей?

В церкви не был уж давно ты».

Равно как и царский спальник доносит на Ивана-дурака:

«Что конюший государской —

Басурманин, ворожей,

Чернокнижник и злодей;

Что он с бесом хлеб-соль водит,

В церковь Божию не ходит,

Католицкий держит крест

И постами мясо ест».

В старой России — как, впрочем, и в старой Америке — манкирование воскресной службой рассматривалось именно как отщепенство. Со всеми проистекающими. Такова была сила, и порой весьма жесткая сила духовных скреп. Передовая общественность, как видим, тоже нимало не чужда духовным скрепам, и равнодушие к знаковым событиям общечеловечества для нее примерно как непосещение обедни без уважительных к тому причин.

Непонятно лишь, зачем передовые люди столь негативно относятся к традиционным религиям — «Люби свою веру, но не осуждай другие».