RusNext.ru

Вы здесь

Ушёл из жизни Валентин Фалин — символ лучшего, что было в советской эпохе

Ушёл из жизни Валентин Фалин — символ лучшего, что было в советской эпохе | Продолжение проекта «Русская Весна»

Вечером 22 февраля не стало Валентина Михайловича Фалина, первого Почетного члена Зиновьевского клуба «Россия сегодня», нашего товарища и глубоко и искренне уважаемого коллеги.

Валентину Фалину был 91 год, но уход из жизни ТАКОГО человека всегда неожиданен. Казалось бы, Бог берег его как последнюю нить, связывающую вечное и настоящее с нынешней маловразумительной и пошлой суетой, и вот когда эта нить вдруг оборвалась, кажется, что это случилось внезапно и несправедливо.

Про таких, как Валентин Фалин, говорят: «ушла эпоха». Но это не совсем так. Позднесоветская эпоха — это, прежде всего, Горбачев, Ельцин, Лигачев, Яковлев. Вот про этих (кто уже ушел) говорили — «ушла эпоха»; скажут такое и про Горбачева, когда он уйдет. Скажут формально, некоторые даже с облегчением. А Фалин — это другое. Он — не просто лучшее из того, что было у нас в период так называемого застоя и последующей «перестройки». Сегодня мы понимаем, что этот «высокопоставленный функционер ЦК КПСС» — символ того самого ценного, что досталось новой России от великой советской державы.

«Ум, честь и совесть эпохи» — это не о КПСС, это о Валентине Фалине и таких, как он.

Сегодня в России развелось немало критиканов, ровняющих всех бывших советских «партийных и государственных деятелей» под одну гребенку. Мол, служил Компартии, значит, такой же, как все, — ретроград и прочая. Валентин Фалин — не такой все. Не он один был на стороне Добра в период трансформации советской системы в антисоветскую, но он был самым мощным, самым профессиональным воином света в той структуре, на которую уже в «демократическое» время навешали всех собак. Да и служил Валентин Фалин не Хрущеву, Громыко, Брежневу, Горбачеву и каким-то ещё лидерам и группировкам во власти, но нашей стране.

Сегодня уже почти никто не понимает, что это значит — служить стране. Вершиной патриотизма считается служба государству и системе. Вот почему вместе с Фалиным ушла та эпоха, в которой было почетно и достойно служить своей стране, то есть не только государству, но всему народу.

Что значит служить народу? Как минимум, говорить ему правду о положении дел в стране.

Валентин Фалин не был правдолюбом в том смысле, что резал правду-матку где ни попадя. Все-таки это был великий политик и дипломат. Его правда всегда была честной, но выверенной и обоснованной позицией профессионального аналитика — человека, который, прежде чем представить свое мнение в высокие кабинеты, тщательно изучал вопрос. Будучи рафинированным интеллигентом, он со знанием дела и безупречным вкусом облекал свои рекомендации в такую форму, где двусмысленности были исключены по определению.

Служить народу — это значит не бояться начальства, служить истине, а не Платону.

Фалин излагал свою позицию одинаково прямо в любой аудитории — и в СМИ, и начальству, и в научном сообществе. Не юлил, не прятался за чужие спины, не менял своей позиции, подобно флюгеру.

Да, он иногда ошибался — но кто идеален? Иногда молчал — но не из малодушия, а из необходимости держать в секрете ту или иную информацию. Как, собственно, и должен поступать профессиональный дипломат и патриот своей страны. Но его молчание не распространялось на начальство. В любых кабинетах и в глаза Валентин Фалин говорил то, что думает.

Во многом благодаря Фалину, который в 1978—1982 гг. работал в отделе международной информации ЦК КПСС, брежневская команда добилась серьезных успехов в вопросах разрядки международной напряженности.

С момента прихода к власти в СССР Юрия Андропова Валентин Фалин оказался в опале, поскольку именно в это время высшее руководство Советского Союза взяло курс на прозападную трансформацию советской системы — и тут власти нужны были не пророки, как Валентин Фалин или, к примеру, Александр Зиновьев, предупреждающие общество о грядущей опасности, но апробированные служаки.

В 1988 году партийное руководство, нуждающееся в обновлении концепции внешней политики страны, предложило Фалину возглавить Международный отдел ЦК, но, похоже, ошиблось в своем выборе, так как на этом посту он сделал все, чтобы предотвратить разрушительные последствия внешней политики Горбачева-Шеварднадзе-Яковлева.

В частности, Фалин был против воссоединения двух Германий по тому плану, который был осуществлен в итоге Горбачевым, так и не выслушавшим рекомендации Валентина Фалина; он протестовал и против той трактовки пакта Молотова-Риббентропа, которая была навязана российским СМИ Яковлевым.

Валентин Михайлович был выдающимся дипломатом и германистом. Будучи Чрезвычайным и Полномочным послом в ФРГ в 1971–78 гг., он внес бесценный вклад в развитие российско-германских отношений, до последних своих дней оставаясь вице-президентом Международного общества «Россия-Германия». Вот почему при всей жесткой фалинской позиции по ГДР, его до сих пор ценят и уважают в Германии. Не случайно одним из первых западных политиков, кто отправил вдове Валентина Михайловича свои соболезнования, стал бывший госсекретарь ФРГ Вилли Виммер

Служить народу можно только в режиме подвига

Валентин Фалин не был карьеристом. Скорее, он был подвижником. В том самом русском смысле, когда подвижник работает не за страх или деньги, а за совесть.

В период Ельцина-Козырева дипломаты и политики формата Фалина оказались не в чести. Не востребован он был властью и в последние полтора десятилетия. Будучи чрезвычайно авторитетным и уважаемым в различных средах — научной, экспертной, дипломатической, медийной — Валентин Фалин держал дистанцию от Кремля: ничего ни у кого не просил, не заискивал перед власть имущими. Соответственно, высокопоставленные чиновники новой России держали дистанцию от «нелояльного» к власти интеллектуала.

Благодаря такой дистанции Валин Фалин сохранил человеческое достоинство, не запачкался в интригах, потребительстве и продаже своих мемуаров за рубеж, не стал приспосабливаться к новому времени, как это сделали многие бывшие лидеры КПСС и советского государства. А что сохранила российская дипломатия, держа дистанцию от Фалина? Разве что интеллектуальный вакуум (в смысле пустоту) в области международных отношений. Заимствованная у западных «партнеров» фейковая «мягкая сила» — вот вершина концептуальной мысли нынешней российской дипломатии… Ну и кто сегодня в высоких чиновных кабинетах сравнится с Валентином Фалиным по интеллектуальной мощи, уровню аналитики и при всем при этом — честности и человечности?

Последние три года Валентин Фалин сотрудничал с Зиновьевским клубом Агентства «Россия сегодня» — того самого Агентства, которое он возглавлял в 1986–88 гг. Клуб стал его отдушиной. Здесь, на торжественном заседании в МИА «Россия сегодня», на его 90-летие ему была вручена общественная награда — памятная медаль «90 лет Александра Зиновьева». Здесь его хотели видеть и слышать. Именно в Зиновьевском клубе хорошо понимают всю глубину и масштаб творческого наследия одного из ведущих российских мыслителей, доктора исторических наук и выдающего гражданина России Валентина Михайловича Фалина.

Его слово было чрезвычайно важным и самым весомым во время VII-ых и VIII-ых Зиновьевских чтений в МИА «Россия сегодня». И мы, члены и участники программ Клуба гордимся тем, что нам посчастливилось работать рядом и вместе с таким выдающимся современником, человеком-assoluta.