RusNext.ru

Вы здесь

Секрет «серебряного поколения»: почему в Японии такие бодрые пенсионеры

Секрет «серебряного поколения»: почему в Японии такие бодрые пенсионеры | Продолжение проекта «Русская Весна»

В последнее время многие индустриальные экономики, достигшие высокого уровня развития, сталкиваются с фактором «старения» населения. Общая картина социально-экономических отношений не способствует формированию многодетной семьи, что неизбежно приводит к увеличению доли пенсионеров в обществе.

Россия в этом смысле не является исключением. Министр здравоохранения России Вероника Скворцова недавно заявила, что в перспективе возраст до 30 лет будет считаться периодом детства.

Она также отметила, что для активного долголетия необходимо заботиться о людях начиная с момента рождения.

Ранее российский президент Владимир Путин поручил правительству обеспечить повышение средней продолжительности жизни в стране до 78 лет к 2024 году.

Можно ли реализовать эту задачу? Да, можно. Но для этого придется понять и применить опыт, пожалуй, самой возрастной страны мира — Японии, недавно озвучившей планы по привлечению молодых гастарбайтеров. Этот опыт весьма ценен, и при его глубинном осмыслении способен принести огромную пользу.

Глубинное осознание — что есть японский пенсионер? — необходимо потому, что японская активность в возрасте, который в других странах считается преклонным, оказывается производной от целого комплекса причин. Они не сводятся к тайнам восточной медицины или магическим духовным практикам. Отличия от устоявшейся в мире (в том числе и у нас) практики начинаются с характеристик. Японские пенсионеры поэтично называются «серебряным поколением», и эта формулировка свободна от негативных возрастных коннотаций.

Более того, законодательные органы и правительство тоже ориентированы в основном на «серебряное поколение». Потому что пенсионеры — активный электорат, основной потребитель услуг, и вообще — ключевой элемент системы японского общества. Пенсия для японцев действительно тем, что под ней подразумевают — время, когда все долги обществу отданы, и можно развивать максимальную персональную активность.

Японец Юитиро Миура в свои 80 лет стал самым пожилым в истории покорителем Эвереста. Юитиро Миура уже успешно поднимался на Эверест в 70 и 75 лет соответственно в 2003 и 2008 годах. Сам Миура заявил, что на Эверест больше его не тянет, но Гималаи ему понравились. Поэтому он начинает подготовку к восхождению на 8,2 тыс метров, чтобы спуститься оттуда на лыжах.

Как же такое получается?

Начать нужно издалека. Японцам вообще присущи невероятное терпение и трудолюбие. То, что на Западе считается трудоголизмом, для японца — норма. В любом месте и в любой ситуации в Японии можно услышать «гамбате кудасай» — это выражение, пожалуй, одно из самых частых пожелание, с которым японцы обращаются друг к другу. В переводе оно означает «не сдавайтесь — будет успех». Эта фраза применима везде — от работы до свадьбы. Как правило, вместе с «гамбате кудасай» звучит слово «гаман» — терпение.

Японцы работают всегда, когда не спят. В среднем, японский работник спит не более 4–5 часов в сутки, усталость и стресс накапливаются десятилетиями, а организм приходится постоянно подпитывать. Япония держит мировое первенство по употреблению энергетических напитков. Существует даже определенная «лестница». Сначала японский рабочий пьет напиток — и отнюдь не те смеси «энергетиков», которые доступны в наших магазинах. В японском коктейле кофеина, например, столько же, сколько в 10 чашках кофе. Такой дозы хватает на 3–4 часа бодрости, после чего нужно переходить к следующему этапу — жидкий витамин С. Одна доза эквивалентна примерно 200 (!) лимонам. Когда эффект и от этого сходит на нет, остается последний шаг — аминокислоты, собранные, как пишут на упаковках «по космическим технологиям».

Средний трудовой стаж японца составляет 45 лет.

Кажется невероятным, что при таком ритме человек не рассыпается на глазах и вообще доживает до старости. На помощь приходит японская медицина — которая имеет ряд особенностей. Таких же очевидно-невероятных, как и всё японское

Японскую медицину надо воспринимать как «здравоохранение» в буквальном смысле этого словосочетания. Медицина Японии — это сохранение, сбережение здоровья, основанное на тотальной профилактике всего. На больших предприятиях попросту не выпускают на работу без хотя бы ежегодного обследования.

В Японии несколько видов медосмотра: самый простой заключается в элементарных анализах и осмотре терапевта, после 40 лет рекомендуют каждый год однодневный в клинике с консультацией узких специалистов и расширенной схемой анализов вплоть до МРТ. Медицинские учреждения отдельно присылают приглашения на подробное исследование внутренних органов, особенно заманивают в клиники женщин фертильного возраста.

После 70 лет контроль минздрава становится тотальным — обследования необходимо проходить дважды в год.

В полном соответствии с правилами диалектики, есть и проблема — в Японии беда с экстренной помощью. Японцы очень боятся болеть в выходные дни — большая часть медучреждений закрыта, а в работающих дежурных больницах усеченный состав смены. «Скорая» приедет быстро, но если случай серьезный — нужного специалиста будут искать долго. Имели место судебные иски после смерти пациента, не дождавшегося узкого специалиста, пока он катался в машине экстренной помощи по всей округе.

По официальной статистике японского минздрава, риск среднего японца получить инфаркт в два раза ниже, чем у американца. Но если он случился, то шанс своевременной помощи в два раза ниже, чем у американца. Впрочем, если больного успеют доставить к нужному специалисту — можно расслабиться. Скорее всего тебя вылечат и на 100% реабилитируют.

Вся медицина Японии направлена на предотвращение. Поэтому медикаменты Японии воспринимаются западным человеком как малодейственные — их действие слишком мягкое, они действуют постепенно и долго. Хирургическое вмешательство в Японии — крайнейшая из крайностей, это касается даже аппендицита и разрушения зубов.

При первоклассном оборудовании японских стоматологов, они предпочитают обучать население профилактике ухода за зубами. В частности, действует государственная программа «80 лет- 24 родных зуба!».

Лекарственная линейка обновляется очень часто, фармакологические исследования идут постоянно и в высоком темпе. Побочным явлением оказывается лучшая в мире косметика — мало кто знает, что мировые бренды косметологии попросту не приживаются на японских берегах, не выдерживая конкуренции.

Все новоизобретённые лекарства продаются только по рецепту, врач никогда не будет лечить тем, что можно купить в свободном доступе.

Помимо национальных и муниципальных медицинских страховок развита система частных страхований на случай тяжёлой болезни или травмы (случаи обговариваются дополнительно и тарифицируются государством) и — отдельно — онкологические страховки.

Страховой взнос повышается пропорционально возрасту, в молодые годы это 12–20 $ в месяц, государство сильно рекомендует иметь такую подушку финансовой помощи.

Если не возникнет страховой случай, сумма возвращается человеку.

В Японии постоянно проводится набор желающих на клинические испытания новых методик и технологий лечения.

Озабоченность сохранением здоровья — не заключена в стенах медицинских учреждений, японцы заботятся о здоровье на инстинктивном уровне. Лето для японца — очень тяжёлый период, связанный не с пляжем, а с риском получить солнечный удар, необходимостью защитить кожу от ультрафиолета, избежать простуды от перепада температур между улицей и работой.

Немало сделано и для формирования изначального человеческого ресурса.

С конца 70-х годов прошлого века японцы подросли на 15 см. Поменялся рацион питания — после Второй мировой в Японии стали употреблять мясо, хлеб, картошку, молоко — этих продуктов раньше почти не было в продаже.

В школах детей принудительно заставляли пить молоко, чтобы побороть дистрофию и рахит, которые в Японии были массовыми. Пока весь класс не выпьет молоко — домой не отпускали. В школьные обеды по распоряжению правительства были введены мясные продукты, вкуса которого многие простые японцы не знали никогда. Так как нищета была катастрофическая, то после занятий ребёнок был обязан отправиться либо в школьную спортивную секцию, либо ещё развивающий клуб по интересам, где их кормили «по науке» и снова заставляли пить это молоко.

Интенсивное внедрение питания дало плоды, рахит в Японии был побежден. В этим связан примечательный момент — у многих родившихся в период Второй мирой или до неё японцев аллергия на молоко.

Японский пенсионер сейчас — человек довольно обеспеченный. После 60 лет наступает время получения многочисленных страховых выплат, собранных за долгие годы работы на благо страны, с 65 лет- пенсионные выплаты.

Вера в государство сильна настолько, что многие японцы просто не контролируют свои будущие пенсии и страховки, и получив их весьма удивляются большим цифрам.

Всё это приводит к тому, что японцы «серебряного» поколения могут и ведут активный образ жизни — вплоть до охраны общественного порядка в районах проживания. И, разумеется, имеют возможность путешествовать по всему миру.

Жители России на пенсии могут стать такими же, как японские пенсионеры. Но эта задача, как видно даже из вышеперечисленных факторов, должна решаться комплексно, системно, и на государственном уровне.