RusNext.ru

Вы здесь

Девиантное упорство новых питекантропов

Девиантное упорство новых питекантропов | Продолжение проекта «Русская Весна»

Мир жесток. Гоминид в нем — лишь один из многих элементов пищевой цепочки. Это хорошо понимали уже кроманьонцы, предпринявшие усилия по части изобретения средств и способов противостояния природным стихиям, холоду, голоду, болезням и смерти.

Кроманьонцы были первыми из наших предков, кто приобрел самосознание и придумал протобогов — духов. Последние нужны были людям для того, чтобы как-то объяснить самим себе, откуда все берется и куда все исчезает.

Спустя десятки тысяч лет уже Человек разумный начал осознавать единство и взаимообусловленность законов природы и постиг идею  Бога единого, а заодно и загробной жизни, сублимировав тем самым главный свой страх — страх неизбежной смерти. В свою очередь, сакральный миф о существовании загробной жизни потребовал обоснования — и Человек разумный создал священные тексты, отражающие религиозные идеи. 

Символ веры в любой традиционной монотеистической религии сводится, по сути, именно к этому: к тезису о том, что праведная жизнь верующего неизбежно закончится попаданием в рай, в то время как безбожника и греховодника ждет после смерти ад. Все остальные религиозные постулаты вот уже две тысячи лет призваны так или иначе поддерживать эту главную идею, дающую человеку веру, надежду, любовь к ближнему и нравственный закон как таковой.

В течение нескольких последних веков ученые-материалисты разрушили веру людей в вечную жизнь и, опустив большинство людей на землю, вынудили их искать пути спасения в повседневности. В результате человечество придумало и отстояло (в борьбе профсоюзов с эксплуататорскими сословиями) такой способ самозащиты — при участии не Бога, но государства — в момент приближения индивида к смерти, как денежное пособие по старости, попросту говоря — ПЕНСИИ.

Слабенькая сублимация, конечно (пенсия — не рай), но все же: человек, который трудился всю жизнь на общество и государство, был вправе рассчитывать хотя бы на символическую денежную компенсацию от этого общества и государства за свой труд с момента наступления физической немощи. Не раньше, но и не позже.

Пенсия, даже если она мизерна по своим объемам, дает человеку веру в государство, надежду на будущее, мотив к соблюдению закона. Это своего рода воздаяние любому честному и служивому человеку, и тот воистину сакральный институт, который, на самом деле, поддерживает в наши дни человечество, разуверившееся в существовании рая. (Я, разумеется, не имею в виду разного рода бизнесменов, работников семейных предприятий и фрилансеров, работающих и зарабатывающих за пределами государственных институтов, а потому не рассчитывающих на компенсационные выплаты с их стороны в старости).

Ответственные политики и правительства обязаны задумываться о будущем своей страны, понимать глубокое экзистенциальное значение государственной поддержки пожилых сограждан и делать все возможное, чтобы не только увеличивать объемы пенсионных выплат населению и четко обосновывать медицинские параметры реальной трудоспособности, но также наполнять институт пенсий различными мотиваторами — дополнительными выплатами пенсионерам с учетом специфики их бывшей работы, величины родительского вклада, гражданства и т. п.

Любой обратный процесс, связанный с отменой или даже уменьшением пенсионных выплат граждан, суть регресс и свидетельство социальной деградации общества и нравственной деградации власти.

Увы, именно на такой путь и вступили сегодня федеральное правительство РФ и чиновное сословие на местах, превратившие «пенсионную реформу» в демотиватор всего: честной работы, создания полноценной семьи, рождения детей, служения государству, уважения к власти и проч.

Чиновники Минфина, ЦБ и некоторых других министерств и ведомств, а также многие депутаты могут быть уподоблены даже не кроманьонцам, но не способным к восприятию ключевых экзистенций соотечественников питекантропам, которые не хотят понимать ни сути и значений пенсий, как ключевого института «общественного договора» и, следовательно, политической стабильности, ни возможных последствий его обрушения.

О том, что предлагаемая в РФ путем повышения пенсионного возраста «реформа» является ничем иным, как способом отъема денег у населения, я в данном случае промолчу. Отошлю читателя к такой, например, публикации, как эта — http://rusnext.ru/news/1532108860, а также отмечу, что своим дегенеративным, я бы даже сказал, девиантным упорством в навязывании гражданам РФ чуждых им стандартов (причем, исключительно — возрастного параметра, но не механизмов пенсионного обеспечения и не объемов выплат), политические питекантропы уничтожают не просто веру сограждан в государство и закон: они уничтожают саму российскую государственность. Ибо зачем нужны стране правительство и другие государственные органы, если они не способны выполнить даже такую простую функцию как возврат населению хотя бы части средств, отнятых у них ранее путем драконовского налога?