RusNext.ru

Вы здесь

Куда будет светить «Пересвет». Нюансы применения лазерного оружия

Куда будет светить «Пересвет». Нюансы применения лазерного оружия | Продолжение проекта «Русская Весна»

Наряду с другими военно-техническими сенсациями, которые были обнародованы президентом России в обращении к Федеральному собранию, большое внимание привлек комплекс лазерного оружия, в дальнейшем получивший название «Пересвет».

Отдельно стоит упомянуть удачность и, так сказать, многогранность этого названия — учитывая принцип его работы.

Как и ожидалось, технические характеристики и сфера применения изделия засекречены, и наверняка еще останутся в этом статусе продолжительное время. Однако, публичная презентация «Пересвета» подстегнула рассуждения в экспертном и не очень сообществе о будущем систем вооружения, и методах их применения.

В очередной раз зазвучали мнения, согласно которым вот-вот наступит новая эра в вооруженных конфликтах, с массовым переходом на рельсотроны и лазеры. Что изменит всю привычную картину поля боя, и наступят долгожданные времена «Звездных войн»

Забегая вперед — вряд ли.

Как бывает со всеми научными открытиями, попытки приспособить когерентное излучение лазера к военным нуждам начались сразу же после открытия этого физического принципа. Потенциальные же выгоды от применения «луча смерти» были описаны ещё Гербертом Уэллсом в 1897 году, и развиты Алексеем Толстым в романе «Гиперболоид инженера Гарина».

Стоит отметить, что роман советского писателя как раз и вдохновил нобелевского лауреата Чарлза Харда Таунса на создание лазера. О чем сам Таунс сообщил в апреле 2014 года Таунс в интервью журналистке Энни Джейкобсен.

Соответственно, первые попытки применить лазеры в военной сфере начались еще в 50-60-х гг. прошлого столетия. Крупнейшие державы того времени, СССР и США, смогли изготовит несколько образцов, дающих удовлетворительный эффект.

Из отечественных разработок нельзя не вспомнить знаменитую программу «Терра» — начатую в 1965 году под руководством Н. Г. Басова и предназначенную для уничтожения головных частей баллистических ракет на конечном участке территории.

Исследования по условиям и потенциалу поражения воздушных и космических целей велись на территории современного Казахстана вплоть до конца 90-х. После чего комплекс был попросту заброшен.

Параллельно с «Террой» разрабатывался схожий проект «Омега». 22 сентября 1982 г., в процессе проведения испытаний, впервые в СССР была поражена лазерным излучением радиоуправляемая мишень РУМ-2Б. Дальнейшие испытания подтвердили устойчивость полученного результата. Это было неоднократно продемонстрировано представителям руководящего состава ПВО страны и Министерства радиопромышленности СССР. По результатам испытаний было принято решение о создании мобильного варианта лазерного комплекса 74Т6, который был создан, поставлен на объект и испытан. Комплекс подтвердил свою возможность поражать цели типа РУМ-2Б.

На Черном море существовало судно «Диксон» — первая лазерная установка морского базирования. При разделе Черноморского флота после распада СССР судно отошло Украине, а в 1995 году было продано США по цене металлолома.

Хотя американцев, разумеется, интересовал не металлолом. В трюмах «Диксона» остались 35-мегаваттные силовые генераторы (позволявшие обеспечивать энергией город с населением 200 тыс. чел.), специальные поворотные механизмы, холодильные установки большой мощности и другое уникальное оборудование, весьма способствовавшее развитию собственных лазерных установок в США.

Уже на этом этапе можно сделать определенные выводы: идея использовать лазер в военных целях не абсурдна, но требует соответствующего технического обеспечения. А это, в свою очередь, определяет сферу применения военного аспекта технологии.

В Сети можно без особого труда найти видео различных испытаний лазерных систем США, которые уже могут поджигать беспилотники, легкие катера и другие мишени такого типа. Нет недостатка в амбициозных планах. В начале 2014 года DARPA испытало установку «Экскалибур» (Excalibur). Она включает в себя 28 волоконных лазеров, объединённых в систему, которая способна фокусировать луч на расстоянии, превышающем 7 километров. Каждый элемент обладает излучающей мощностью в 10 Вт. Они объединены в блоки по 7 штук. Диаметр такого блока составляет 10 сантиметров. Их общее количество и мощность можно наращивать простым соединением. Эксперименты DARPA показали эффективность масштабируемого лазера с набором излучателей. «Экскалибур» использует особый алгоритм оптимизации лазерного излучения и в течение считанных миллисекунд корректирует параметры лазерного луча, компенсируя турбулентность атмосферы.

В течение трёх лет планировалось довести мощность до 100 кВт, которых, по словам разработчиков, будет достаточно для уничтожения ракет, снарядов, БПЛА, поражения живой силы и т. д.

Однако, этого до сих пор не случилось. Похожие успехи и у других стран, например, у Израиля. Где также существуют разработки, позволяющие уничтожать легкие летательные аппараты.

Тем не менее, все описанные разработки проигрывают в эффективности и соотношении «цена-эффект» традиционному, кинетическому оружию. Базовым условием применения лазера является наличие мощной энергетической установки — что по определению исключает на данном этапе развития технологий лазеры из категории личного оружия солдата. За исключением ниш, о которых будет сказано ниже.

У лазеров есть ряд безусловных преимуществ. Как известно, лазерные лучи распространяются со скоростью света, поэтому в ближайшие несколько веков — до момента, когда мы вдруг начнем воевать с Венерой, или с кем-нибудь на схожих расстояниях — нет нужды использовать баллистические калькуляторы, высчитывать упреждение и т. д. Кроме того, мы не знаем физических тел, способных двигаться быстрее квантов света — а это значит, что уклониться от лазерного выстрела нельзя даже теоретически.

Системы фокусировки лазерного луча могут быть в разы быстрее и точнее любой системы наведения кинетических снарядов — у которых в любом случае есть разброс. Именно поэтому в бою, протекающем на высоких скоростях, приходится максимально увеличивать скорострельность для повышения статистической вероятности попадания в цель за счет количества снарядов в единицу времени. Например, так работают системы ПВО ближнего радиуса, где нет времени на расчет траектории летящей цели и снайперские выстрелы одиночными снарядами. Потому что на второй выстрел времени уже не будет.

Так как скорость реакции электронной системы наведения ненамного уступает скорости лазерного импульса, единственным ограничителем оказывается скорость работы механики лазерной установки.

Однако, у лазеров есть неустранимые проблемы, проистекающие из той же физической природы светового излучения.

Во-первых, эффективность лазерного огня критически зависит от прозрачности атмосферы. Так как поле боя как правило изобилует дымом от пожаров и поднятой пылью, эффективность лазерных установок будет весьма уступать привычным средствам поражения.

Чисто теоретически, конечно, можно довести мощность импульса до предела, когда он сможет поджигать пылевую взвесь в воздухе, приводя к эффекту объемного взрыва — но это супероружие будет слишком уж непредсказуемым и трудоемким.

Похожий нейтрализующий лазер эффект даст обычный туман. Эффективность работы по цели, находящейся за облаками, тоже пострадает. Луч неизбежно будет рассеиваться, и придется увеличивать его мощность для надежного поражения.

Летом 1980-го года в Черном море были произведены лазерные выстрелы с борта «Диксона». Большую часть энергии поглотили испарения влаги с поверхности моря, из-за чего КПД составил совершенно неприличны 5%.

Из этого проистекает специфика защиты от лазерного выстрела. Весьма эффективной будет обычная дымовая завеса. Ну, а в случае широкого распространения лазерных установок на поле боя логичным будет применение «зеркальной брони». Вне зависимости от мощности оптического импульса, большую его часть отразит обычное зеркало. А особо хитрый враг наверняка додумается до системы, способной отклонить лазерный луч не в произвольном направлении, а куда-то поближе к первоисточнику.

Даже если оставить в стороне «зеркальную» броню, остается проблема брони обычной. За счет чего лазер прожигает цель? За счет энергии, которую он передает материалу мишени, и этот материал разрушается от неприемлемой для себя температуры.

Очевидно, что теплоемкость и количество энергии, нужное для прожигания хотя бы легкой брони — существенно выше, чем то, которое может выдержать пластиковый дрон или надувная лодка. При этом мишень не будет стоять на месте — если с захватом и облучением ракеты, как таковой, у лазера проблем не будет, то фокусировать энергию луча в одной точке вплоть до её разрушения получится лишь в случае, если ракета не будет вращаться вдоль оси движения.

Таким образом, ниша лазера в данных условиях вряд ли распространяется на испепеление вражеских солдат и тем более танков. Наиболее уязвимой для лазера целью будет оптическая система военной техники, и вражеские органы зрения. Успехов можно будет достичь при работе по достаточно стабильно летящей мишени — например, дронам разведки.

Именно к такому варианту практического применения лазера — поражение оптических систем техники и личного состава пришли все разработчики лазерного оружия в 2018 году. Судя по всему, комплекс «Пересвет» точно предназначен для этой функции. Но, возможно, и других.

Наиболее продвинутой системой по сжиганию оптоэлектронных схем приборов наблюдения является позднесоветский комплекс «Сжатие». Его отличие от других аналогов — 12 линз излучателя, что позволяло давать по каждому каналу излучение разной частоты, на тот случай, если противник пытается защититься использованием блокирующих определенную частоту излучения фильтров.

Подобной системы на «Пересвете» не видно, его рабочим органом, по всей видимости, является одиночный излучатель. Такая схема традиционна для лазерных установок, предназначенных для разрушения мишеней.

Можно сделать вывод, что комплекс «Пересвет» предназначен для эффективного сжигания систем наблюдения врага в пределах прямой видимости, а также может оказаться действенным средством уничтожения дронов и небронированных мишеней при тех же условиях. К сожалению, большего доступные человечеству возможности получать и концентрировать энергию пока не позволяют.