RusNext.ru

Вы здесь

На кого набросятся польские «леопарды»?

На кого набросятся польские «леопарды»? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Накануне в Республике Польша произошли два, на первый взгляд, никак не связанных между собой события. Во-первых, тамошний министр иностранных дел Яцек Чапутович торжественно объявил, что из его ведомства уволены практически все сотрудники, окончившие МГИМО — Московский государственный институт международных отношений.

Вторую новость обнародовал местный министр обороны Мариуш Блащак — на востоке Польше планируется развернуть новую, четвертую по счету дивизию польских сухопутных войск.

Связь этих двух новостей, возможно неочевидная даже для самих поляков, на мой взгляд, буквально бросается в глаза. Изгнание из польского МИДа последних людей, знавших о России не понаслышке и способных критически оценивать домыслы о так называемой «российской военной угрозе», сопровождается практически одновременным наращиванием польского и натовского военного кулака на ближних подступах к российской и белорусской границам.

Что тут можно сказать? Коль скоро нынешнему польскому руководству нравится жить в атмосфере вечного страха перед нашествием «зеленых человечков Путина», а остальным полякам нравится такое неадекватное руководство, то и флаг им в руки! Пускай себе пугаются и тратят свои денежки на подготовку к отражению «российской агрессии» против Польши, которая самой России не нужна даже больше, чем совсем.

Однако во всей этой польской милитаристской кутерьме есть один очень любопытный нюанс, на который в самой Варшаве предпочитают до поры до времени не заострять внимание публики. Но который не прошел мимо внимания независимых от польского официоза экспертов и, в частности, российского ученого Юрия Зверева, заведующего кафедрой находящегося в Калининграде Балтийского федерального университета им. И.Канта.

В своем подробном исследовании современных тенденций развития польских вооруженных сил, опубликованном в марте с.г. аналитическим порталом «Евразия-эксперт», он задается вопросом «Зачем Польше новая дивизия у границ России и Белоруссии?». И. на основе тщательного анализа всех составляющих регионального военного баланса на территориях, прилегающих к Балтийскому морю, приходит к весьма любопытному выводу. О том, что формирование указанной польской дивизии и вообще наращивание военного потенциала Польши на российско-белорусском направлении является явно избыточным в военном плане мероприятием. Причем избыточным не только с точки зрения российской стороны, которую можно обвинить в предвзятости, но и, объективно, с позиций интересов безопасности самой Польши. Позволю себе процитировать уважаемого автора, поскольку к его блестящему анализу соотношения военных потенциалов НАТО и Польши с одной стороны, России и Белоруссии с другой, в данном регионе, мне нечего добавить:

Польша уже предприняла определенные усилия по укреплению своих войск на востоке. В апреле 2017 г. министерство национальной обороны Польши приняло решение перевооружить на танки Leopard 2 дислоцированную в Весоле на восточной окраине Варшавы 1-ю Варшавскую танковую бригаду имени Тадеуша Костюшко. 19 декабря 2017 г. завершено перемещение в Весолу первого батальонного комплекта (44 танка Leopard 2A5 и 14 Leopard 2A4) из состава 34-й бронекавалерийской бригады имени великого коронного гетмана Яна Замойского (Жагань) 11-й Любуской бронекавалерийской дивизии. Начинается формирование второго танкового батальона этой бригады на танках Leopard 2A5, которые также берутся из состава 34-й бронекавалерийской бригады. После этого численность танков 1-й танковой бригады возрастет с 58 до 116 (102 Leopard 2A5 и 14 Leopard 2A4[2]).

Таким образом, после всех передислокаций Польша будет иметь у границы с Калининградской областью 174 танка PT-91 Twardy вместо нынешних 116 и 58 танков Т-72M1Z вместо нынешних 116. Еще 116 танков Leopard 2, как указывалось выше, будет в 1-й танковой бригаде в Варшаве.

Численность польских танков напротив России (Калининградской области) и Белоруссии возрастет с 290 до 348 при существенном качественном улучшении их боевого состава.

Помимо этого, рассматривается вопрос о передаче одного из батальонных комплектов танков Leopard 2A4 из состава 10-й бронекавалерийской бригады имени генерала брони Станислава Мачка (Свентошув) 11-й Любуской бронекавалерийской дивизии в состав одной из бригад польской армии в восточных регионах страны.

Если это будет выполнено, то число польских танков на востоке возрастет до 406 (из них 174 наиболее современных в польской армии танков Leopard 2).

Кроме того, на западе Польши (штаб в Жагани) с января 2017 г. на ротационной основе дислоцируется американская бронетанковая бригадная боевая группа (ABCT) (сейчас это 2-я ABCT 1-й пехотной дивизии). А это 58 танков M1A2 Abrams. Кроме того, в Повидзе создается склад вооружения и техники, который позволит очень быстро развернуть в Польше еще одну американскую ABCT.

Российский эксперт Юрий Зверев также обращает внимание на то обстоятельство, что указанное форсированное наращивание польских и натовских вооруженных сил на подступах к российской и белорусской территориям, совершенно невозможно объяснить аналогичным ростом военных группировок РФ и РБ.

Может быть, Россия нарастила свою сухопутную группировку в Калининградской области и трех польских бригад уже недостаточно для того, чтобы ее сдержать? Ничуть не бывало. По западным данным, в Калининградской области по-прежнему дислоцируются одна мотострелковая бригада, одна бригада морской пехоты и один мотострелковый полк, на вооружении которых лишь 41 танк Т-72Б. Причем все эти силы находятся на большем удалении от польской границы, чем польские войска от российской.

Беларусь и Польша вступили в период нормализации отношений. Никакого наращивания группировки сухопутных войск у польской границы (да и в целом) в Беларуси также не наблюдается. Непосредственно рядом с Польшей Беларусь дислоцирует одну отдельную механизированную бригаду в Гродно. Еще одна отдельная механизированная бригада находится в Слониме в 180 км от границы.

Таким образом, исходя из характера возможных угроз, а также из того, что Польша является членом НАТО и в этом качестве может рассчитывать на силы союзников по Альянсу (некоторые из которых уже размещены на территории страны), создание в Польше новой дивизии сухопутных войск представляется избыточным. …Формирование новой дивизии вряд ли повысит безопасность Польши. Скорее, наоборот — одна дивизия не является серьезной угрозой, но в любом случае это вынудит Россию и Беларусь к принятию ответных мер по усилению своих группировок у польских границ. Итогом станет еще большая напряженность и нарастание военного противостояния.

Таким образом, с помощью уважаемого российского эксперта, мы можем сделать вполне обоснованный вывод о том, что перенос центра тяжести военных усилий Польши с запада на восток, требующий, помимо всего прочего, весьма значительных бюджетных расходов весьма слабо, а точнее никак не мотивирован пресловутой «российской военной угрозой».

Но мало того! Оказывается и польские военные эксперты не делают особого секрета из того факта, что военный потенциал Польши, например на Калининградском направлении, не дает никаких оснований для тревоги по поводу возможных действий российских войск. Так, например, Главный редактор польского военного веб-портала «Dziennik Zbrojny» Mariusz Cielma опубликовал комментарий под характерным заголовком «W 48 godzin możemy być pod Kaliningradem» («В 48 часов мы можем быть под Калининградом»), в котором, в частности, говорится:

Несмотря на многолетнее сокращение тактических возможностей, гарнизонов и войсковых частей, в польском Варминско-Мазурском воеводстве, польские вооруженные силы сохраняют относительно высокий потенциал. Это связано с необходимостью военной изоляции Калининграда, прикрытия мобилизации и развертывания войск внутри страны или реализации сценариев по поддержке прибалтийских союзников. В 60 километрах от границы цепью развернуты управление 16-й Поморской механизированной дивизии (Эльблонг), и входящие в ее состав 9-я бронетанковая кавалерийская бригада (Бранево — в нескольких километрах от границы), 15-я механизированная бригада (Гижицко и Oжиш, 30–60 км от границы), 20-я механизированная бригада (Бартошице — в 15 км от границы), 11-й артиллерийский полк (Венгожево), 14-й противотанковый дивизион (Сувалки, придан 11-му полку), 15-й полк ПВО (Гольдап), 9-й разведывательный полк (Лидзбарк-Варминьский — 20 км от границы), 15-й саперный батальон (Oжиш, придан 15-й бригаде), 16-й батальон управления (Эльблонг), 16-й ремонтный батальон (Эльблонг).

Такая группировка может быть эффективной и выполнить задачу, поскольку расстояние от польской границы до города Калининграда всего 40 км. Кроме того, возможности русских не столь велики и имеют характер относительно небольших боеготовых сил, в то время как немалая часть бронетехники и артиллерии находится на базах хранения и нуждается в укомплектовании личным составом с основной территории страны. Сухопутный компонент состоит в основном из трех соединений: 79-я мотострелковая бригада в Гусеве (Гольдапия), 336-я бригада морской пехоты (Балтийск) и 7-й мотострелковый полк (Калининград).

Президент Польши в случае, если он хотел вести международные дискуссии на таком уровне аргументов,… мог бы сказать «в 48 часов мы можем быть в Калининграде» — и это не будет пустыми словами.

Таким образом, «российская военная угроза для Польши» с обеих сторон признана очевидной фикцией. Но тогда возникает следующий вопрос: зачем польское руководство занимается этой весьма дорогостоящей и как будто бессмысленной стратегической рокировкой? Неужели только в целях нагнетания иррациональной антироссийской истерии, которая необходима польским властям для наилучшей самопрезентации в глазах США? Возможно и даже наверняка, этот мотив имеет место быть. Но исчерпывает ли он данную тему? И является ли вообще основным? Не факт!

Нельзя исключать, что переброска основной части польских танковых и не только танковых сил на Восток и создание там новых боевых соединений имеет отношение не столько к России и Белоруссии, угроза со стороны которых для Польши, как была, так и осталась на нулевом уровне, сколько к Украине. Именно развитие событий в этой части бывшего Советского Союза и Российской Империи становится все более непредсказуемым, а сама Украина все ближе к дезинтеграции и распаду.

С учетом этой ситуации, Польша, которая в историческом прошлом контролировала изрядную часть нынешней украинской территории и прекрасно помнит те времена, никак не может быть безразлична к их дальнейшей судьбе. И наверняка предполагает свое прямое участие в будущем разделе украинской территории, если до этого когда-либо дойдет. А поскольку такое участие, в обязательном порядке должно быть подкреплено соответствующими военно-политическими возможностями, то возникает вопрос об их достаточности в регионах Польши, примыкающих к украинским границам.

Следует отметить, что на сегодняшний день таковых возможностей явно недостаточно для надежного подкрепления польских территориальных амбиций в отношении Украины. Недалеко от границы с этой страной дислоцируются только отдельные части сухопутных войск РП, в том числе и не полностью укомплектованные. Среди них — 21-я бригада подгальских стрелков (горно-пехотная) (Жешув), 2-й Грубешовский разведывательный полк (Грубешов), 6-я воздушно-десантная бригада (Краков). Кроме того имеются также два так называемых «полка территориальной обороны», в задачу которых в принципе не входят действия на значительном удалении от мест постоянной дислокации.

В этой связи, обращает на себя внимание тот факт, что боевые части упомянутой выше новой польской дивизии, будут развертываться в непосредственной близости от границ Украины. Причем в её состав войдет главная ударная сила сухопутных войск Польши — 1-я бронетанковая бригада им. Т. Костюшко, полностью укомплектованная танками «Леопард 2» , а также бригада горной пехоты из пограничного с Украиной Жешува. Любопытно, что место дислокации еще одной, целиком новой бригады этой дивизии, вероятно тоже бронетанковой и тоже на танках «Леопард 2», которую только предстоит сформировать, пока не указывается.

Но весьма возможно, что она также будет размещена на украинском направлении.

Таким образом, украинский акцент нынешней польской версии «Drang nach Osten!» находит свое подтверждение не только в традиционных имперских амбициях Польши, но и в практических мероприятиях по полевому развертыванию вооруженных сил РП. А тот факт, что это развертывание сопровождается нагнетанием пропагандистской истерии вокруг якобы «неизбежной российской агрессии», вполне можно расценивать как удобную дымовую завесу и неглупую операцию прикрытия для стратегических целей, которые Варшаве до поры до времени невыгодно обнародовать.