RusNext.ru

Вы здесь

Бэнкси — симулянт в квадрате

Бэнкси — симулянт в квадрате | Продолжение проекта «Русская Весна»

Если бы «Оскар» давали за лучшую шутку, то в этом году его бы забрал Бэнкси.

Когда в СМИ появилась новость о том, что «Девочка с шариком» самоуничтожилась, это знатно повеселило людей, они чуть ли не стоя аплодировали по всему миру — парень снова удивил. Новость, где популярный британский художник на глазах у всех троллит капитализм, мне тоже пришлась по душе. Яркие поступки других иногда мешают тебе объективно смотреть на вещи. Однако пришло время всмотреться в этот акционизм повнимательнее.

Не только любопытные зрители, но и эксперты начали предполагать, что трюк со встроенным в раму шредером был заранее спланирован и является маркетинговым ходом.

Очевидно, что после такой сенсации стоимость картины увеличится в несколько раз (уже увеличилась), то есть слово «самоуничтожилась» не совсем верное, поскольку (почему-то!) через шредер прошла только половина картины, да и та была разрезана широко и аккуратно. Совсем не похоже, что «Девочку с шариком» хотели реально уничтожить, шарик точно не хотели.

Также стоит напомнить, что аукционный дом проводит дотошные осмотры своих лотов. Специалисты на аукционах такого уровня проверяют и полотно, и раму, и нанопыль на раме, что говорить о довольно большом механизме по измельчению бумаги, который ну просто невозможно не заметить. Аккумулятор в шредере держал заряд аж с 2006 года, столько картина была в распоряжении Sotheby’s.

Впрочем, ребята с Sotheby’s утверждают, что они тут ни при чём: «не были вовлечены в происходящее и не были заранее осведомлены о готовящейся акции». Ну, конечно. А ещё лошади не едят овёс.

Бэнкси, кстати, тоже любит быть не при делах.

Так недавно прошла феноменально успешная с коммерческой точки зрения выставка с его картинами в Москве, но шумиху автор картин поднял только спустя два месяца, опубликовав в Инстаграме переписку, из которой следовало, что он впервые слышит о выставке в ЦДХ, ну и то, что сам художник против того, чтобы за показ его работ брали деньги. Однако предпринимать против выставки художник ничего не стал: «Не уверен, что я правильный человек, чтобы жаловаться на то, что люди показывают картинки без разрешения», хотя, казалось бы, человек с его мировоззрением должен противостоять такой коммерциализации искусства. Забавно ещё то, что билеты на Бэнкси стоили больше, чем в Эрмитаж.

В общем, чем дальше летит шарик, чем больше шредер режет девочку, и тем больше понимаешь, что акция, которая демонстрирует высокую идею «коммерция убивает искусство», — это часть большого коммерческого плана, а уличный художник из Британии далеко не Робин Гуд.

Тут хочется вспомнить Клода Моне, который уничтожил несколько своих картин прямо перед самой выставкой, или Френсиса Бэкона, который никогда не оставлял работы, которые не понравились их героям.

Думаю, что Бэнкси в курсе того, что делали со своими произведениями искусства китаец Ай Вейвей, итальянец Маурицио Каттелан, швейцарец Жан Тэнгли, американец Роберт Раушенберг или фотограф Питер Хоффман.

По подсчётам искусствоведов, из-за самокритичного отношения к своей живописи мы недосчитались 60 работ художника Генриха Рихтера. Немецкий журнал Spiegel подсчитал урон от действий Рихтера против самого себя: сейчас уничтоженные картины стоили бы $655 млн. Говорят, что Ботичелли наслушавшись проповедей Савонароллы, публично сжег свои картины в костре, отказываясь таким образом от прошлых убеждений, — красивая история, учитывая, что Савонаролла и сам закончил жизнь на костре.

Надо понимать, что импульсивные художники уничтожали работы, которые имели огромную культурную ценность, на создание которых уходили годы, а то и десятилетия. И это не идёт ни в какое сравнение с трафаретными приколами Бэнкси, у которого на их создание уходит полдня, а затем они понарошку уничтожаются.

Бэнкси — это симулянт в квадрате.

Видео в Инстаграме, где показано, как он вставлял шредер в раму, сопровождалось фразой: «Стремление к уничтожению также является творческим побуждением». Слова, которые художник приписал Пабло Пикассо, на самом деле принадлежат русскому философу Михаилу Бакунину. Но Бог с ними, с философами, давайте вспомним русских авангардистов, которые протестовали против коммерции, когда Бэнкси ещё не было в планах.

Казимир Малевич, Василий Кандинский, Михаил Ларионов, Эль Лисицкий — это всё были художники высшей пробы, которые утверждали, что искусство должно принадлежать народу. Антибуржуазные герои не изменяли себе и собственным идеям, проживая жизнь в соответствии со своими взглядами. Другое дело, что в конце XX века их всё равно растащили по богатым домам — зажиточным коллекционерам плевать на идеи. Но если кровожадная машина капитализма сожрала русский авангардизм постфактум, то с современным кумиром молодёжи подписала контракт при жизни. Вряд ли Бэнкси ориентируется на Павла Филонова.

Похоже, талантливый и неординарный британский стрит-арт-художник всего лишь один из «монетизаторов искусства» и русским авангардистам не собирался передавать привет.

P. S.

Одновременно с выставкой Бэнкси в Третьяковской галерее проходила выставка Василия Верещагина. Конечно же, такой популярностью она не пользовалась. Бэнкси перехайпил Верещагина, Бэнкси перехайпил всех. Бэнкси перехайпил собственные идеи.