RusNext.ru

Вы здесь

Секрет дорогого доллара и медленного роста, или как санкции превратили Россию в глобального кредитора

Секрет дорогого доллара и медленного роста, или как санкции превратили Россию в глобального кредитора | Продолжение проекта «Русская Весна»

Нефтяной рынок обнадёживает третий год подряд. Цены на «чёрное золото» перешагнули рубеж в 80 долларов за бочку, — ещё не докризисные, но уже вдвое выше кризисных. При такой дорогой нефти доллар должен был сдуться до 45–50 рублей, а экономика России семимильными шагами наверстать то, что упущено в 2015–16 годах. Но пока ничего подобного не наблюдается.

Валюта с весны заметно подорожала, а российская экономика движется черепашьим шагом. При наблюдаемом росте ниже 2 процентов наш ВВП только в следующем году вернётся на уровень пятилетней давности.
В чём дело? Почему нефтяные доходы на этот раз не выручают? Почему не в коня корм?

Начнём разбираться с валютных цен. Отчего доллар то стоит дорого, а то вдруг дешевеет? Никакой великой тайны тут нет. Цены на валюту — обычные рыночные цены, и определяются они точно так же, как цены на яблоки.

В урожайный год на рынке много яблок — и продаются они по дешёвке. Когда яблок мало, цены сразу взлетают вверх. С валютой всё очень похоже. Много долларов обломилось нашим экспортёрам — доллар дешевеет, а если невелика выручка от продажи отечественных товаров за рубеж — доллар поднимается в цене.

На российском рынке урожайный на доллары год обычно выдаётся, когда дороги углеводороды. Но сейчас, при весьма выгодных нефтяных котировках, избытка долларов на валютном российском рынке не возникло. Куда же деваются прибавившиеся «зелёные»?

Первая версия — государство снова складирует нефтяные доходы на «чёрный день», в международных резервах. До минувшей весны так оно и было. Если в 2017 год страна вступала, имея в загашнике менее 380 миллиардов условной «зелени», то к апрелю 2018 года золотовалютные запасы РФ перевалили за $ 460 000 000 000. Значит, избытки доходов от роста цен попадали в резерв.

Однако дальше достигнутого в апреле рубежа дело не пошло. Накопление валютных запасов остановилось, хотя нефть продолжала дорожать и приносить дополнительную валюту. При этом, вопреки ожиданиям, «американский рубль» не подешевел, а подорожал — значит, до свободного рынка вырученные Россией сверхплановые нефтедоллары не дошли.
Загадка становится понятной, если посмотреть на динамику внешнего долга РФ. Он стремительно снижается. Если в год Крымской весны Россия была должна нерезидентам свыше 700 миллиардов долларов, то на 1 октября 2018-го, по самым свежим данным Центробанка — всего 467 миллиардов. Мы должны иностранцам всё меньше и меньше.

Наши обязательства перед иностранными заёмщиками тают на глазах, средним темпом шесть миллиардов «зелёных» в месяц.

Что это значит? Только одно — полученную «сверхплановую» выручку от подорожавшей нефти Россия тратит не на своё развитие, а раздаёт долги.

Долг самого государства перед внешними кредиторами невелик — его Путин постарался погасить ещё до своей знаменитой мюнхенской речи 2006 года. А вот коммерческие фирмы и госкорпорации набрали много кредитов. Особенно старались в 2011–13 годах, когда делать займы в валюте было чрезвычайно выгодно.

На что рассчитывали, когда брали в долг? Собирались вкладывать в развитие, в том числе в разработку новых скважин, а потом за счёт пущенных новых производств долги гасить. Под дальнейшее развитие намеревались снова кредитоваться на Западе. Так, собственно, поступают все быстро развивающиеся экономики.
Однако с последней частью плана не задалось. Санкции закрыли большинству русских госкорпораций и ведущих частных фирм доступ к западным займам. Перекредитовываться не получается. Поэтому всю валютную выручку приходится бросать на погашение старых долгов, а денег под развитие не остаётся.

Вот Вам и ответ на второй вопрос, заданный вначале статьи. Экономика плохо развивается, потому что извне не кредитуется, а собственные ресурсы уходят на погашение долгов. На какие деньги развиваться?

Тут и ответ на первый вопрос. Доллар не дешевеет, потому что заработанные в России доллары уходят на погашение долгов, а отечественный валютный рынок из-за этого ощущает дефицит «зелени».

Но нет худа без добра. Зависимость российской экономики от внешнего кредитования стремительно снижается. Старые долги отдаём, новые не берём — так скоро вообще никому не будем должны. Наоборот — нам теперь должны больше, чем мы. Мы из страны-заёмщика превращаемся в страну-кредитора. Спасибо санкциям за финансовую самостоятельность!

Быть независимым и гордым, конечно, хорошо. Но также неплохо вдобавок быть богатым. А для этого надо развивать свою экономику, то есть в неё вкладывать. Заёмные деньги или свои — не столь важно, главное — вкладывать. Мы же пока сидим без вложений — без заёмных и без своих. Зато мы — глобальный кредитор. В американские и европейские ценные бумаги вложили сотни миллиардов, щедро ссудив своих западных соседей.
Все быстро развивающиеся страны, как правило, берут деньги под развитие, а не кредитуют других. Кредитуют других мировые богачи, которые уже сыты до отвала, развиты-переразвиты, своё хозяйство нарастили и теперь чужим хозяевам под проценты дают. У нас же положение другое — нам самим для развития эти сотни миллиардов нужны.

Ещё десять лет назад Глазьев и иже с ним писали: разумно ли размещать свои международные резервы под 0,5 процента в западных банках, когда в то же самое время отечественный бизнес берёт в тех же самых банках кредиты под 3–4 процента? Кто на этом зарабатывает, кроме западных банкиров? Не правильнее было бы те же самые резервы формировать за счёт кредитования отечественного производства? Вкладывать не в западные бумаги, а в свою экономику? Тогда мы и для финансовых санкций стали бы неуязвимыми, и проблемы валютного голода при отдаче долгов не возникло бы.

Сегодня это сделать ещё не поздно. Наши резервы очень значительны — вдвое больше, чем у таких мощных экономик, как Германия или Франция. А вот наши производственные возможности в расчёте на душу населения — в два с лишним раза меньше, чем у этих ведущих европейских держав.

Вложить «лишнюю» половину резервов в развитие — это равнозначно увеличению ВВП России на 5–6%. И всё на свои деньги, без каких-либо иностранных займов.
Двинется ли страна вперёд, используя собственные ресурсы? Или продолжит топтаться на месте, пока не погасит внешний долг до нуля?