RusNext.ru

Вы здесь

Путин и Трамп в Париже будут говорить о Тегеране

Путин и Трамп в Париже будут говорить о Тегеране | Продолжение проекта «Русская Весна»

Британская газета The Guardian сообщает, что Европейский союз, Иран, Китай и Россия представили план обхода односторонних американских санкций, направленных на то, чтобы подорвать позиции властей, экономику страны и принудить Тегеран пересмотреть заключенную в 2015 году ядерную сделку. По оценке многих экспертов и дипломатов, предложенная европейцами мера — известная под названием «механизм специального назначения» (special purpose vehicle — SPV) — будет способствовать тому, что Иран останется в рамках ядерного соглашения.

Как отмечает верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, «механизм был создан для того, чтобы облегчить проведение платежей, связанных с импортом и экспортом Ирана, включая нефть, коль скоро фирмы, ими занимающиеся, будут вести законный бизнес в согласии с законами Евросоюза». И «цель заключается в том, чтобы сделать SPV доступным не только для европейских, но и для других компаний». А ведь уже скоро, с 4 ноября, вступают в силу американские санкции, цель которых — сделать практически невозможной продажу иранской нефти и газа, парализовать международный платежный оборот с Ираном. Но ход событий начинает обозначать несколько заметных трендов. Первый, о котором пишет германское издание Die Welt, это «шаг в сторону освобождения от торгового диктата США, чтобы сделать Европу более независимой от доллара, хотя многие крупные европейские компании из-за санкций США вынуждены покидать рынок Ирана».

Напомним, что Брюссель уже дал залп по Вашингтону, стремясь вывести через координационный центр, который, по некоторым данным, разместится в Люксембурге, торгово-экономическое сотрудничество с Ираном из глобальной финансовой системы. Второй тренд. Тегеран благодаря усилиям США становится одним из центров политики не только на Ближнем Востоке, но и в глобальном масштабе, что, по оценке американского издания The Atlantic, стало выявлять дефекты в политике Вашингтона по выстраиванию различных коалиций и союзов, чего не наблюдалось раньше. Наконец, появились реальные признаки деградации санкционных инструментов США, хотя ЕС, по мнению многих экономистов, несколько запоздал с созданием обходного механизма, поскольку за это время ряд европейских компаний уже успел выйти из контрактов с иранской стороной (в частности французская Total). Так что сегодня можно лишь теоретически размышлять о возможности появления «удивительного альянса» ЕС — Россия — Китай — Иран, который государственный секретарь США Майк Помпео назвал одной из самых деструктивных вариативностей с точки зрения региональной и глобальной безопасности».

Пока нет признаков и того, что дипломатия указанных стран прорабатывает аспекты альянса, который внешне выглядит ограниченным в силу заостренности только на противостояние американской позиции в отношении к Тегерану. Не случайно бывший сотрудник американской администрации Джаррет Бланк, принимавший участие в переговорах по ядерной сделке, обращает внимание на символичность решения европейцев. По его словам, «даже если экономически механизм особо не заработает, это политический шаг, призванный показать, что Евросоюз в этой истории — на стороне Ирана, а не США», и «это позволяет по крайней мере выиграть время для переговоров с Тегераном». Дело в том, что для Вашингтона альянс в принципе пробиваем даже при наличии специального юридического лица, через которое будет проходить сотрудничество с Ираном. Уже появились прецеденты. Индия сейчас ведет с США переговоры о временном разрешении торговать с Ираном, пока индусы ищут замену иранской нефти. Раньше о намерениях продолжить торговлю с Тегераном, невзирая на американские угрозы, заявлял, например, Пекин. Однако, по данным The Wall Street Journal, китайские госкомпании CNPC и China Petrochemical Corp уведомили Иран о том, что с 4 ноября прекратят работу с его поставщиками.

Хотя раньше Китай закупал у Ирана больше 600 тысяч баррелей в день и был, таким образом, крупнейшим покупателем иранской нефти. Помимо того, Пекин совместно с Брюсселем и Москвой участвовал в создании платежной системы, которая позволила бы продолжить расчеты с Тегераном без участия Вашингтона. Теперь появляется брешь в альянсе, не говоря уже о том, что некоторые китайские банки стали затягивать или даже блокировать операции российских компаний со ссылкой на санкции Евросоюза или США. Поэтому складывается устойчивое ощущение того, что антииранские санкции обойти с помощью Китая в любом случае будет затруднительно или даже вряд ли получится. В дальнейшем нельзя исключать и того, что Тегерану преподнесут неприятные сюрпризы и на других направлениях, в чем видны действия администрации президента США Дональда Трампа.

Он посредством различных маневров идет на раскол альянса ЕС — Китай — Россия — Иран, выставляя перед каждым из его участников риски, которые делают невыгодным существование союза, способного бросить вызов Вашингтону. Хотя пока никто не торопит события. Трамп заявляет, что «Иран будет вынужден вступить в переговоры с США на его условиях», что американского президента «не волнует реакция третьих стран на борьбу США и Ирана». Потому что видит: даже в треугольнике Россия — Турция — Иран на сирийском направлении существуют определенные проблемы. И точно так же понимает, что ЕС, не поддержавший выход США из ядерной сделки, и Турция могут при определенных условиях выступить на стороне американцев по вопросу нейтрализации влияния Ирана на Ближнем Востоке. Так что возможностей для маневров у Вашингтона достаточно.

Впрочем, скоро в Париже, где будет отмечаться столетие окончания Первой мировой войны, должна состояться новая встреча президента России Владимира Путина с Трампом. На иранском направлении можно ждать важных новостей, так как на Тегеране пересекаются интересы двух стран.