RusNext.ru

Вы здесь

В Турции разбудили дух сына Узун Гасана

В Турции разбудили дух сына Узун Гасана | Продолжение проекта «Русская Весна»

Турецкие издания сообщают, что в провинции Батман в районе Хасанкейф (юго-восток страны) завершился процесс переноса исторического и культурного памятника страны — мавзолея Зейнал-бея — на новое место. Турецкие телеканалы уделили этому событию серьезное внимания, транслируя, как в течение около пяти часов погруженный на восемь самодвижущихся модульных транспортеров 1100-тонный архитектурный памятник перевозили на новое место. И такая операция проводилась в Турции впервые.

Она связана с реализацией проекта строительства водохранилища Илысу и предстоящим затоплением значительной территории района. Именно это вызвало то, что мавзолей, который находится под защитой государства и который автор при посещении Хасанкейфа несколько лет назад застал в удручающем состоянии (например, исчезла лазурь), получает новую прописку. Хотя удивительно в принципе, что памятник вообще сохранился, что его не разрушили султаны Османской империи, у которых, как часто бывало в таких случая, чувство гнева или мести превалировало над прочими соображения. Ведь Зейнал-бей был любимым сыном основателя и правителя государства — как считает Британская энциклопедия — туркоманской племенной конфедерации Аккоюнлу (белобаранные) Узун Гасана. Он родился в 1423 году, его настоящее имя — Гасан-бек Баяндур. Из-за высокого роста его и прозвали Узун Гасаном. Был женат на дочери трабзонского императора Иона IV Деспине-хатун, от этого брака у него родились 7 сыновей, в том числе и Зейнал-бей.

Аггоюнлу — сначала со столицей в Диарбакыре, потом в Тебризе — просуществовала относительно недолго, с 1453 по 1478 год. Но зато контролировала территории Ирана, Ирака, восточной Анатолии, части Закавказья. Узун Гасан носил титул «падишаха Ирана», был хорошо известен в Европе своими внутренними реформами, способностью выстраивать государство на системном уровне. Его сравнивали даже с Тимуром, втягивали в различные антиосманские коалиции, и, как считают многие историки, Узун Гасан имел реальные шансы свергнуть в Стамбуле власть Османов. Одно время государство Аккоюнлу играло важную роль во взаимоотношениях Ближнего и Среднего Востока со странами Западной Европы. Были контакты с Московским княжеством и Золотой Ордой. Кстати, вступив в альянс с венецианскими правителями, Узун Гасан первым в истории разработал подробный сценарий по развалу Османской империи: довести ее до уровня небольших зависимых феодальных бекств, какие существовали ранее.

В соответствии с его планами, Османская империя должна была подвергнуться военному нападению одновременно с запада и с востока. С запада (суша и море) удар бы наносили европейские государства во главе с Венецией, а с Востока — Аккоюнлу, чтобы взять Стамбул и контролировать Босфор и Дарданеллы. Правитель Аккоюнлу считал, что, являясь мужем Теодоры, дочери императора Трапезунда Иоанна IV Комнина из династии бывших императоров Византии, он является законным наследником бывших византийских земель. К 1470-м годам схватка между двумя государствами вступила в критическую фазу. В одном из таких сражений при Отлугбели в 1473 году погибает любимый сын Узун Гасана — Зейнал-бей. После этого Гасан принимает решение соорудить ему в своей летней резиденции в Хасанкейфе гробницу, которую представитель министерства культуры и туризма Турции Ялчин Курт, назвал «одной из архитектурных жемчужин страны».

Однако, исходя из личных впечатлений от осмотра мавзолея и с учетом сохранившихся описаний, автор этих строк должен заметить: в монументе от османского архитектурного наследия нет ничего. Большая художественность, выраженная через простоту и строгость форм, типична для культовой исламской средневековой архитектуры Ирана, Азербайджана, Бухары и Самарканда. Обычные надписи на фризе мавзолея из аятов Корана не сохранились. Внутри гробница имеет традиционное деление на верхнюю часть и нижний ярус самого склепа. Похоже, что на новое место перевезли только верхнюю часть мавзолея. Если и сохранился прах Зейнал-бея (что маловероятно), то он будет затоплен, хотя само строение, судя по всему, реставрируют и оно будет почитаться теми, кто в Турции считает себя сегодня потомкам жителей Аккоюнлу.

Но кто это именно? В Иране и в Азербайджане, где Узун Гасана считают своим, отношение к Аккоюнлу особое. После смерти Узун Хасана его государство спустя некоторое время распалось на две части. Одна включала в свой состав северо-западный Иран и часть Закавказья. В другую входили земли Иранского и Арабского Ирака и Фарса. Вскоре на территории Аккоюнлу возникло государство Сефевидов, которое вело борьбу с Османами за возвращение контроля над утерянными территориями. Отголоски этой борьбы слышны в регионе до сих пор. Что касается Турции, то она в этом столетии наметила для себя только две важные даты: 2023 год — столетие современной Турции — и 2071 год — тысячелетие прихода сельджуков. Курды, которые сейчас в большинстве проживают в турецкой провинции Батман, не относятся к Аккоюнлу как к своей исторической базе.

Тем не менее на Ближнем Востоке пробуждение старых исторических «духов» всегда чревато какими-то потрясениями. Обойдется ли все спокойно на сей раз?