RusNext.ru

Вы здесь

За нами должок

За нами должок | Продолжение проекта «Русская Весна»

20 лет прошло с начала военной операции НАТО против Союзной Республики Югославия. Бомбардировки тогда начались без санкции Совета Безопасности ООН. И что мы видим сейчас? Президент Сербии Вучич предлагает простить обидчиков: «Сербия должна простить бомбардировки НАТО в 1999 году, хотя и не сможет их никогда забыть». Простить можно тех, кто просит прощения. Но Запад не раскаивается. Напротив, в годовщину трагедии в НАТО заявили, что бомбардировки Югославии были «необходимыми и легитимными».

И всё же страдания сербов не прошли даром. 24 марта 1999 года мир прошёл точку перелома. До этого момента для Запада всё шло как по маслу: Советский блок и его основа — СССР — распались, Варшавский договор самоликвидировался, союзники были брошены Москвой на произвол судьбы и Запад мог забирать всё, что пожелает, не встречая никакого сопротивления. Напротив, Россия даже подыгрывала Западу, сдавая всё, что потребуется: дела, документы, агентуру, приговаривая устами министра Козырева, что, мол, «у России нет своих интересов, только общечеловеческие».

И вот в таких благодатных для Запада условиях, когда всё и без всяких условий уходило им в руки «по цене бутерброда», вдруг заупрямилась Югославия. Точнее, сербы в лице Слободана Милошевича, который в монотонном гуле одобрительных голосов неожиданно заявил: «А мы не желаем». Не желаем распадаться и сдаваться Западу, даже несмотря на помутнение рассудка в руководстве братской России.

То, что происходило в мире до ударов по Югославии, политический обозреватель международных отношений Чарльз Краутхаммер очень точно определил понятием «однополярный момент». Однополярный мир уже виделся данностью и имел всецело всеобщую поддержку, по крайней мере, никто явно и открыто не высказывался против. Мало того, с прекращением идеологического противостояния ввиду самоликвидации СССР остановилась история, как описывал этот момент другой американский исследователь, Фрэнсис Фукуяма, в своей одноимённой работе.

Машина глобализации, которая на тот момент казалась неизбежной, споткнулась о Югославию. Конец истории был отложен, и надо было ещё немного повозиться. Бомбовые удары по Белграду со стороны НАТО — это нервный срыв. Запад психанул и не сдержался, что сразу обнаружило эфемерность глобалистской неизбежности — однополярный момент завершился, а история не только вернулась, но и обернулась вспять, ворвавшись вместе с российскими десантниками в расположение аэропорта косовской Приштины. Сомнение в неизбежности глобализации, а на самом деле начало её сворачивания — это первый стратегический вывод, который сделало человечество 24 марта 1999-го.

Второй положительный эффект от варварских бомбардировок НАТО — это разрушение мифа о «благом Западе». В течение многих десятилетий после окончания Второй мировой войны Запад, США и НАТО рядились в овечьи шкуры, что эффектно изображала советская пропаганда, но что было отнесено к издержкам идеологического противостояния. Мир убеждался в том, что Запад — это исключительно добро, демократия и права человека, а всё зло, тоталитаризм, бесправие и насилие — это Советский блок, «империя зла», с разрушением которой зло и насилие исчезнут как явления.

На этом фоне, правда, США и союзники время от времени вторгались в независимые государства, особенно в Латинской Америке, но на это старались не обращать внимания в силу малой значимости — мол, что там дикари и индейцы где-то на окраине мира.

Югославия же, как назло, оказалась далеко не на окраине, а в самом что ни на есть центре Европы. Белград — типичный европейский город, такой же как Варшава, Бухарест, Будапешт или Прага с мостами, монументальными величественными соборами и памятниками истории. Нанеся первый удар по белградскому телецентру, а затем по родильному дому, по больницам, по мостам, по жилым кварталам без разбору, НАТО нанесло бомбовый удар по «свободе слова», по «правам человека», по «демократии» и мифу об «империи добра» в целом. В Югославии Запад разбомбил все свои химерические «ценности», обнажив клыки напоказ.

С этого момента больше нет «благого Запада», в который мы все так хотели верить, перефразируя Ницше, «вы и я». Есть только жестокая машина уничтожения всего, что стоит на её пути, противясь воле Запада, этого меньшинства человечества, без разбора ломящегося к мировому господству. Своей жертвой Югославия, Белград и тысячи мирных жителей и военных сербских героев заплатили за истину, за слом иллюзий, за обличение подлинной сущности тех, кому десятилетиями удавалось морочить головы всему человечеству: Запад — абсолютное зло, кровь, циничная жестокость и бесчеловечность.

Потом были ещё и ещё удары — от имени НАТО, коалиции западных союзников, США в одиночку, когда коалиция не складывалась, — почти всегда в обход СБ ООН, когда он не выражал поддержку, всегда с сотнями и тысячами жертв, всегда по мирным кварталам и больницам, без разбору, закусив удила, Запад, как сорвавшийся с цепи бешеный пёс, продолжал рвать и метать, разнося всё на своём пути. После белградской «цветной революции», первой в своём роде, целая серия их прокатилась по всей Восточной Европе и постсоветскому пространству, снося один законный режим за другим в пользу глобализации, но всё это уже агония.

Белградская жертва открыла глаза человечеству, страдания сербов пробудили Россию, которая медленно, но всё же возвращается в историю. У России теперь, в отличие от 1990-х, есть свои интересы, и заключаются они в умиротворении Запада, в окончательном сворачивании глобализма, в новом (в очередной раз) освобождении народов из-под западной оккупации и в установлении справедливости. Балканская жертва была ненапрасной. Теперь мы знаем, с кем имеем дело, знаем, как действует Запад и как теперь надо действовать нам. Не забудем и, пока не последует раскаяние, не простим. Сербия — это Россия на Балканах. Ударив по сербам, НАТО ударило по нам. За нами должок…