RusNext.ru

Вы здесь

Удастся ли японцу Абэ помирить США с Ираном

Удастся ли японцу Абэ помирить США с Ираном | Продолжение проекта «Русская Весна»

Американская газета The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники сообщила, что администрация Дональда Трампа не стала вводить новые санкции против Тегерана. По данным издания, планировались новые ограничительные меры, которые должны были быть направлены на конкретные иранские нефтехимические компаний. Указывается, что причиной ослабления американской риторики стало решение Трампа «ослабить напряженность в отношениях двух стран». Вот и саудовский министр иностранных дел Адель аль-Джубейр заявляет, что Эр-Рияд «постарается любой ценой избежать войны в ближневосточном регионе, страны которого «переживают сейчас непростой момент», и призвал Иран «проявить сдержанность, если тот стремится нормализовать обстановку».

Напомним, что ранее Саудовская Аравия обвиняла Тегеран в причастности к атакам на танкеры у берегов Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), а также к ударам, нанесенным по нефтепроводу государственной нефтедобывающей компании Saudi Aramco. Иран категорически отрицал это. Но сначала государственный секретарь США Майк Помпео заявил, что не располагает данными по этому поводу. Потом представитель Объединенного комитета начальников штабов ВС США вице-адмирал Майкл Гилдей сообщил, что Пентагон вроде бы имеет разведданные о причастности Ирана к атакам на нефтяные танкеры, но не намерен рассекречивать эту информацию. Почему же Вашингтон пошел на умеренное, а не максимальное сжатие ситуации вкруг Ирана?

Трамп принял решение об отправке 1,5 тыс. дополнительных военнослужащих на Ближний Восток, чтобы «эффективнее противостоять Тегерану». Но если учесть то, что США в этом регионе и без того располагают 70-тысячным воинским контингентом, ясно, что Белый дом не готовит вооруженное вторжение в Иран, зато заставил раскошелиться некоторых своих союзников в регионе — администрация без одобрения Конгресса решила продать вооружение Иордании, Саудовской Аравии и ОАЭ на сумму в 8,1 млрд долларов для «сдерживания иранской агрессии». Поэтому складывается устойчивое ощущение того, что «странная история», которая была создана вокруг Ирана в последнее время, стала прикрытием именно этой сделки, а остальное, вплоть до экстренного саммита в Мекке Совета сотрудничества государств Персидского залива и Лиги арабских государств — всего лишь политический камуфляж.

На этим фоне Тегеран сам стал проявлять заметную дипломатическую активность. Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф посетил Ирак, откуда направил предложение арабским соседям подписать со странами региона договор о ненападении. Багдад выдвинул себя в роли посредника для налаживания диалога между Вашингтоном и Тегераном, что инициировало слухи в прессе о поиске дипломатических каналов между двумя странами. Как выяснилось, дыма без огня не бывает. Вскоре стали известны итоги переговоров между Трампом и премьер-министром Японии Синдзо Абэ, который намерен выступить в роли посредника между Ираном и США.

Вашингтон, у которого есть проблемы со всеми другими странами-подписантами ядерного соглашения с Ираном, это устраивает. Ведь Токио, с одной стороны, поддерживает внешнюю политику Вашингтона, с другой — избегает осложнений с Тегераном, чьи нефтяные поставки составляют заметную долю импорта страны. К тому же Иран, который выступил с предупреждение участникам ядерной сделки европейским странам (Германии, Франции и Великобритании), равно как и всему Евросоюзу, что если в течение 60 дней те не восстановят нормальное функционирование торгового и банковского секторов, он намерен приступить к обогащению урана до более высокого уровня, накапливать его запасы, а также запасы тяжелой воды и возобновить деятельность на временно остановленном ядерном комплексе в Араке, открыто проявляет недовольство проамериканской позицией этих стран.

Потенциально в роли посредника могла бы выступить и Москва. Однако, судя по всему, Иран такой сценарий либо вообще не прорабатывал, либо по каким-то причинам от него отказался. Будучи с визитом в Токио глава МИД России Сергей Лавров, говоря об отношениях между США и Ираном, заявил, что «мы не навязываем свои услуги, мы будем приветствовать начало переговоров, но мы убеждены, что вести переговоры с позиции „я вас сначала задушу“, а потом договариваться — это не та тема, которую мы можем принимать в качестве модели для поведения на внешнеполитическом фронте». Но когда речь зашла о посредничестве Японии, то Трамп сменил риторику.

«У Тегерана есть шанс стать великой страной с тем же руководством, — заявил американский президент на пресс-конференции с японским премьером. — Мы не стремимся менять режим. Я хочу, чтобы это было понятно. Мы стремимся к тому, чтобы не было ядерного оружия. Я думаю, что у Ирана есть огромный экономический потенциал, и с нетерпением жду, когда мы вернемся к ситуации, когда они смогут это продемонстрировать». В такой ситуации ввод новых санкций против Тегерана был бы направлен на срыв миссии Абэ. В свою очередь последовала «творческая» реакция Ирана. Зариф заявил, что «только действия покажут реальные намерения президента США Трампа в отношении Ирана, а не его слова», что воспринимается как готовность Тегерана принять посреднические усилия японского премьера.

Агентство Kyodo сообщает, что Абэ может посетить Иран в середине июля и этот визит может стать первым с 1978 года. Оно же утверждает, что уже налажены контакты между японским премьером и помощником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном и главой иранского МИД. В рамках визита в Тегеран Абэ намерен выразить президенту Ирана Хасану Рухани приверженность ядерному соглашению, которое Токио продолжает поддерживать, не являясь частью игры. Вероятное всего, Абэ будет предлагать и обсуждать на самом высоком уровне проблемы нового ядерного соглашения.

Его легче всего подписать между Ираном и США, нежели инициировать дипломатические баталии с привлечением прежних подписантов иранской ядерной программы. Предполагается, что в случае успешного продвижения Абэ на этом направлении Вашингтон будет параллельно не только снимать или ослаблять некоторые антииранские санкции, налаживать дипломатический диалог с Тегераном, но и постарается вклиниться на основе «новых идей» в альянс Россия — Иран — Турция на сирийском направлении. Иран — важный региональный игрок, если Абэ удастся успешно использовать новые методы эффективной дипломатии, то ситуация на Ближнем Востоке может серьезно измениться.

В то же время не стоит забывать, что в самом Иране есть сильные противники переговоров, выступающие против желания США ограничить не только ядерную, но и ракетную программы страны. Поэтому миссия Абэ способна инициировать обострение внутриполитической борьбы внутри страны. Тем более, что по мнению американского издания Foreign Policy, Тегеран будут соблазнять «заключением новых стратегических альянсов, обозначая перспективу отказа от санкций». Посмотрим, что выйдет из такой комбинации.