RusNext.ru

Вы здесь

Цистерна для русского рэпа

Цистерна для русского рэпа | Продолжение проекта «Русская Весна»

На фоне громкого дела, когда одного журналиста сначала обвинили, потом отправили под домашний арест, а затем освободили, развивается ещё одна интересная история, в которой борьба тоже идёт за самое важное — за свободу.

Дело в том, что популярный рэпер L’One сообщил, что ушёл из лейбла Black Star. Уйти-то ушёл, но не полностью: «Мои уже бывшие партнёры вместо слов благодарности хотят забрать у меня мои песни, хотят забрать моё имя. Они решили, что могут запретить мне петь песни, написанные мною же. Оплаченные моим же трудом. Они хотят забрать у меня возможность выступать».

Помните, как пел Кинчев:

Время менять имена! Время менять имена!
Настало время менять!
Лица слуг сальны! Лица слуг сальны!
Жир сердец! Разве это начало нового дня?

Что-то в этом роде происходило и раньше: когда влиятельный лейбл покидали артисты Kristina Si и Егор Крид, были те же проблемы с именами и песнями.

Босс Black Star Тимати ответил на это примерно так же, как и всем предыдущим «творцам»: «Подписывая контракт, ты же читал пункт про то, что весь контент, произведённый за эти годы, — это собственность компании. Ты же в трезвой памяти его подписывал, своими руками».

Ха! Как известно, прежде чем что-нибудь подписывать, надо сначала прочитать и порвать.

Далее бизнесмен Тимати подперчил диалог: «У тебя никто ничего не забрал — это априори не твоё, Лёва, ты просто этого так и не понял».

Свобода одного человека заканчивается там, где он подписывает контракт с Black Star.

Ну и тут люди начали делиться на две категории. Первая — «музыка должна принадлежать исполнителю», а вторая — «нужно внимательнее читать, что подписываешь».

В данной ситуации добро как будто бы на стороне рэпера, у которого хотят забрать песни. Но если вдуматься, то рэпер и правда сам заключил эту сделку с Тимати, чтобы прославиться, заработать денег и наконец-то заполнить слезами молодых фанатов огромную цистерну, на которой написано «Я лучший!».

А зло, понятное дело, на стороне лейбла и его босса — водителя Lada цвета «баклажан» Тимати, который (о Боже!) зарабатывает деньги с помощью своих амбициозных артистов, которые выстраиваются в очередь, чтобы прославиться, заработать денег и… «Я лучший!».
В самой, наверное, популярной песне Chris Rea «The Road to Hell» первый куплет переводится так:

В огнях магистрали я узнал фигуру

у обочины тёмной.

Её лицо было мне знакомо,

Как в зеркале двойник мой.

И, шагнув на свет огней, она

Наклонилась над окном,

И цепкий ужас охватил меня серой тенью.

— Сын, скажи, что ты здесь делаешь?

Страх за тебя поднял меня из тьмы.

— Знаешь, мама, я иду в край богатых, где смогу себя продать.

— Знай, сынок, это дорога в ад.

Каждый по-своему определяет эту дорогу в «край богатых». Я слышал, что рэпер L’One называет этот путь «всё или ничего». Можно и так.

Мне кажется, что такая бурная реакция в социальных сетях на это событие абсолютно беспочвенна. Один хотел заработать, другой прославиться — оба преуспели. Теперь не могут разбежаться, потому что хотят этот успех приумножить.

Пожалуйста, только не надо говорить про творчество, песни, музыку, искренность и про все эти милые вещи, которые абсолютно не рифмуются ни с лейблом Black Star, ни с современным рэпом, который отлично вписался в законы рынка и сейчас занимается тем, что обслуживает интересы среднестатистического потребителя школьного возраста — так же, как, скажем, группировка «Ленинград» обслуживает более старшее поколение или как в своё время это делала группа «Руки вверх!». Это не творчество — это бабло, слава и цистерна, на которой написано «Я лучший!».

Более того, достаточно почитать тексты L’Оne, чтобы понять, что на 90% они состоят из историй, как он тяжело добивался того, чтобы наконец заполнить эту самую цистерну. А заполнить её он мог, только подписав этот контракт. По-моему, всё логично.

Когда ты подписываешь договор с дьяволом, ты не можешь отказаться от него у дверей в ад.